Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: среда, 20 апреля 2005 г., 14:05 GMT 18:05 MCK
Берлин. Главный трофей войны
Сергей Берец
Би-би-си

Советские военные водружают флаг над Рейхстагом
Битва за Берлин стала одной из самых кровавых в истории
2 мая 1945 года Берлин капитулировал. Войска 1-го и 2-го Белорусских фронтов и 2-го Украинского завершили Берлинскую операцию.

"2 мая русские после двух недель кровопролитных сокрушительных боев... пробились к центру Берлина. Они первыми испытали мрачное чувство триумфа, увидев ужасные руины, и первыми промаршировали по городу в клубах", - писал историк Роберт Фейс в книге "Черчилль, Рузвельт, Сталин".

Красная Армия одержала военную, политическую и психологическую победу.

На февральской конференции союзников в Ялте было решено, что Берлин займут те войска, которые подойдут к нему первыми.

Ставкой Верховного главнокомандования задача по овладению Берлином была поставлена двум советским фронтам: 1-му Белорусскому маршала Георгия Жукова и 2-му Украинскому маршала Ивана Конева. 2-1 Белорусский фронт маршала Рокоссовского обеспечил операцию с севера.

Оба командующих фронтами - Жуков и Конев - стремились взять город первыми. Об этом можно прочитать и в их собственных мемуарах, и в воспоминаниях других советских военачальников.

В исторической и мемуарной литературе немало написано и о личном соперничестве между двумя советскими военачальниками. Это, по мнению некоторых историков, привело к неоправданным, с их точки зрения, потерям в наступающих советских войсках и среди немцев, как участников обороны, так и гражданского населения города.

Но к первенству стремились и западные союзники, особенно британцы.

Оборона

В ходе войны нам вообще не приходилось брать такие крупные, сильно укрепленные города, как Берлин
Георгий Жуков
"В ходе войны нам вообще не приходилось брать такие крупные, сильно укрепленные города, как Берлин", - писал маршал Георгий Жуков. Оценивая в конце жизни свои действия весной 1945 года, Жуков пришел к выводу, что операцию можно было провести по-иному.

Официальные документы, изданные штабами фронтов содержат фразы: "любой ценой прорваться", "продолжать наступление во что бы то ни стало".

Боевые распоряжения командующих армиями составлены в столь же решительном тоне.

По описаниям западных исследователей, в частности Корнелиуса Райана, выходит, что по-настоящему в инженерном отношении оборона города не была создана. Немцы в отдельных местах построили баррикады, но основными опорными пунктами обороны стали городские здания и водные преграды - реки и каналы.

Автор нашумевшей книги "Падение Берлина" Энтони Бивор утверждает, что советское командование повело штурм столицы Германии так, словно осуществляло обычную фронтовую операцию, одну из многих, имевших место в ходе войны.

Составленные по горячи следам сводки обобщенного боевого опыта советских армий, участвовавших в штурме Берлина, рисуют иную картину.

Из документа, подготовленного оперативным отделом штаба 8-й гвардейской армии генерал-полковника Василия Чуйкова, следует, что пригороды и городские кварталы были превращены в систему опорных пунктов обороны.

Количество опорных пунктов возрастало по мере приближения к правительственному кварталу в центре города.

Противник, отмечалось в сводке, стремился не допустить вклинения советских штурмовых групп в глубину узлов сопротивления, используя для этого огонь пехотного оружия, артиллерию, фаустпатроны, танки, самоходные орудия, главным образом из засад.

Штурм

Противник оставлял в тылу наступающих советских войск группы автоматчиков, снайперов и фаустников
Советским войскам армии пришлось методично и последовательно уничтожать опорные пункты противника, тщательно прочесывать все здания и постройки.

Бой распался на действия отдельных штурмовых отрядов и групп, состоявших из пехоты с приданными средствами усиления - артиллерией всех калибров, танков и самоходных артиллерийских установок. Боевые действия велись круглосуточно.

Основой штурма города стала штурмовая группа. В ее составе были взвод или рота пехоты, станковые и крупнокалиберные пулеметы, саперные отделения, огнеметчики с ранцевыми огнеметами, несколько орудий разных калибров, 2-3 танка и или самоходки.

Штурмовые группы снабжались большим запасом ручных гранат и трофейных гранатометов - фаустпатронов.

В сводке обобщенного боевого опыта 3-й ударной армии под командованием генерал-полковника Василия Кузнецова говорилось, что по мере продвижения к центру города сопротивление противника возрастало. Немцы обороняли не только каждый дом, но нередко отдельные квартиры и этажи.

Противник оставлял в тылу наступающих советских войск группы автоматчиков, снайперов и фаустников. Они вели огонь по танкам и самоходным орудиям. Настоящая охота велась за офицерами и связистами.

Противник, отмечалось в сводке 3-й ударной армии "удачно использовал наличие неэвакуированного гражданского населения для маскировки снайперов и фаустников".

Советское командование также не занималось эвакуацией гражданского населения из зоны непосредственных боевых действий. На это не было, как указывал оперативный отдел штаба армии, свободных от боя и обеспечения тыла подразделений. Не хватало даже бойцов для конвоирования пленных.

Подземелья Берлина

В столице Германии обороняющиеся действовали в сочувственно настроенной среде
В сводке обобщения боевого опыта 3-й ударной армии говорится: "Метро и канализация почти не использовались". Не было планов этих сооружений, большинство наружных выходов было завалено обломками зданий, все тоннели метро были "заполнены скрывающимися от обстрела местными жителями и частично затоплены водой".

Немцы же, напротив, широко использовали подземные сооружения: тоннели и станции метро, систему соединенных под землей подвалов, канализацию. Об этом говорится в сводке 5-й ударной армии генерал-полковника Николая Берзарина.

В отличие от 3-й ударной, войска 5-й армии активно пользовались подземными коммуникациями для обхода узлов сопротивления немцев и выхода в тыл противнику.

Снайперы, автоматчики и фаустники через подземные коммуникации проникали за боевые порядки наступающих боевых отрядов и групп советских войск и наносили удары с тыла. В шуме боя, под грохот артиллерийских и танковых орудий, их выстрелы не были слышны.

Бои Берлине, говорилось в сводке 5-й ударной армии, отличались от боевых действий в городах Польши, где большинство населения помогало советским войскам. В столице Германии обороняющиеся действовали в сочувственно настроенной среде. Население снабжало их продуктами, помогало скрываться, давало гражданскую одежду.

Хотя сводки говорят об упорном сопротивлении немцев, почти все они гласят: немецкие войска были далеко не те, что в другие периоды войны. Тем не менее, они сумели нанести наступающим серьезные потери и в живой силе, и в технике.

В боях за Берлин советские войска широко применяли огнеметы, трофейные фаустпатроны и снайперов.

Танки в городе

Танкисты были плохо подготовлены к штурмовым и осадным действиям в крупных городах
генерал Давид Драгунский
Бои за Грозный и Багдад в очередной раз возобновили дискуссию о целесообразности использования танков для боевых действий в городе. Не менее жарким был, и периодически возникает снова, спор об оправданности применения танков в Берлине.

Действительно, сначала танковым (как и общевойсковым) армиям пришлось наступать на неподавленную немецкую оборону на Зееловских высотах, затем вести уличные бои в Берлине.

Командующий 8-й гвардейской армией генерал Василий Чуйков: "В уличных боях, когда противник организует свою оборону на чердаках и в подвалах, танкисты не видят противника... В то же время танки являются хорошей мишенью для бронебойщиков. Это не значит, что танки... не пригодны для городского боя".

По мнению Чуйкова, танки нужны в городских боях, но не как самостоятельная сила, а для совместных действий с подразделениями других родов войск в штурмовых группах.

По оценке командующего 1-й гвардейской танковой армии генерала Михаила Катукова, "їтанковым армиям в Берлинской битве пришлось играть несвойственную роль".

Командир 55-танковой бригады генерал Давид Драгунский, вспоминая бои в пригородах Берлина и в самом городе, писал: "Странные это были бои. Дело приходилось иметь с непонятной обороной и невидимым противником, который то появлялся, то неведомо куда скрывался от нас".

Как отмечал генерал Драгунский: "Танкисты были плохо подготовлены к штурмовым и осадным действиям в крупных городах".

Маршал Александр Василевский не принимал участия в Берлинской операции. Он командовал войсками 3-го Белорусского фронта в Восточной Пруссии, поэтому оценивал бои на подступах к Берлину и в самом городе со стороны. Василевский назвал Берлинскую операцию "новым словом в военном искусстве".

Вывод Василевского: "Опыт этой операции еще раз убедительно показал нецелесообразность применения крупных танковых соединений в сражении за большой населенный пункт: они теряют здесь свои главные преимущества - ударную силу и маневренность".

Сколько их было?

В Берлине, указывалось в советских штабных документах, у противника не было полевых войск и тем более полноценных кадровых дивизий
Данные о численности берлинского гарнизона немцев весьма противоречивы. Советские военачальники в своих мемуарах говорят о 300 тысячах человек под ружьем, военнослужащих вермахта, войск СС и ополченцах "Фольксштурма" и других формирований.

Историк Джон Фуллер считает: "В Берлине, по-видимому, было около 250 тысяч человек, имевших оружие. Этих сил было недостаточно для обороны столь большого города..."

В немецких источниках приводится цифра примерно в 47 тысяч солдат и 42 с половиной тысячи ополченцев "фольксштурма".

По оценке оперативного отдела штаба 5-й ударной армии генерал-полковника Николая Берзарина (первого коменданта Берлина), гарнизон каждого из секторов обороны города составлял 12 - 15 тысяч человек.

К этим силам присоединились войска разбитых соединений, ранее занимавших оборону на внешних обводах города.

В Берлине, указывалось в советских штабных документах, у противника не было полевых войск и тем более полноценных кадровых дивизий.

Вермахт был представлен остатками 56-го танкового корпуса под командованием генерала Хельмута Вейдлинга. Корпус насчитывал около 15 тысяч солдат и офицеров и примерно 40 танков, пригодных к боевому применению.

Силами СС командовал бригадефюрер (генерал-майор) Вильгельм Монке. В его подчинении находились также подразделения ополченцев "Фольксштурма". Ополченцев насчитывалось примерно 6 тысяч.

Войскам генералов Венка, Шернера, Буссе и Мантейелю не удалось прорвать кольцо окружения и прийти на помощь берлинскому гарнизону.

В оборонительных боях принимали участие пожарные, полицейские, таможенники, члены нацистской молодежной организации "Гитлерюгенд", а также незначительные по численности подразделения моряков и летчиков.

Рейхстаг обороняла французская часть войск СС "Шарлемань". В обороне Берлина принимали также участие добровольческие формирования войск СС, укомплектованные голландцами, латышами, скандинавами. Здесь же воевали отдельные подразделения, в частности, истребительно-противотанковые, укомплектованные выходцами из Закавказья.

Цена

По советским оценкам, только в полосе 1-го Белорусского фронта в ходе Берлинской операции убито более 218 тысячи немецких военнослужащих
По оценке составителей сборника документов "Битва за Берлин. Красная армия в поверженной Германии" под руководством генерала В.А.Золотарева, Конев и Жуков вели "неоправданное соревнование" за овладение Берлином.

Видимо, не будь этого соревнования, потери оказались бы ниже.

Маршал Жуков писал, что за время Берлинской операции - в боях на Зееловских высотах, в пригородах немецкой столицы и в самом городе потери советских войск составили почти триста тысяч человек.

Безвозвратные потери трех советских фронтов превысили 81 тысячу человек. Общие потери оцениваются более чем в 360 тысяч человек. Данные приводятся в сборнике "Битва за Берлин".

По советским оценкам, только в полосе 1-го Белорусского фронта в ходе Берлинской операции убито более 218 тысячи немецких военнослужащих. Германское командование оценивало потери убитыми с 1 января по 1 мая 1945 года примерно в четверть миллиона человек.

Потери гражданского населения Берлина оцениваются в пределах от 100 до 150 тысяч человек.

В советских военных документах сообщалось о самоубийствах немцев - как единичных, так и групповых. В числе самоубийц оказался и фюрер Адольф Гитлер.

Энтони Бивор в книге "Падение Берлина" (2002 год) пишет о массовых изнасилованиях немок советскими солдатами на территориях, занятых Красной Армией. По его утверждению, насилию подверглись до двух миллионов женщин.

Корнелиус Райан в книге "Последняя битва", написанной в середине 1960-х гг., приводит данные немецких врачей. Цифры противоречивы - от 20 до 100 тысяч изнасилованных немок.

Неизвестно, существует ли на этот счет обобщенная советская статистика. В документах, опубликованных в сборнике "Битва за Берлин" приводятся факты насилия над женщинами и мародерства. Но о массовом характере таких явлений в документах сборника не говорится.


Специальная подборка материалов по теме



РАЗМЫШЛЕНИЯ

УРОКИ ИСТОРИИ

ЛИЧНОСТИ ВОЙНЫ
 

КАК ЭТО БЫЛО

ФОТОГАЛЕРЕЯ

ВАШЕ МНЕНИЕ



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры