Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: пятница, 31 декабря 2004 г., 15:29 GMT 18:29 MCK
"Просить у афганского народа прощения"

Эти воспоминания о днях, связанных с афганской войной, принадлежат офицеру, рядовому, переводчику и врачу детского дома.


Талат Мурадов

Талат Мурадов
Иногда думалось: тут - мясорубка, а там, за горами, люди балдеют, отдыхают, а ты тут сидишь в этом дерьме и видишь, как пацаны молодые умирают
Талат Мурадов
Я служил в Афганистане в 1983-84 годах в Герате - Пятая дивизия 101-й мотострелковый полк. Долго добивался того, чтобы меня послали именно в Афганистан, как офицера-переводчика.

Основная моя задача заключалась в работе с населением. Мы ежемесячно проводили операции по оказанию помощи - мукой, рисом - все, что из Союза прибывало, военные делили с населением.

Когда я в первый раз приехал в горное селение - уже темнело - и я включил мощный прожектор, чтобы найти хижину. Один старик, увидев этот свет, упал ниц и начал молиться: Боже, мол, послал нам свет. Он не знал, что такое лампочка. Я долго потом объяснял ему, как работает фонарь, что я не посланник Божий, что я приехал, чтобы просто передать провизию.

Когда я увидел, что там хворост собирают малолетние дети, мне стало обидно за будущее этих детей. Мне также обидно было, что кто-то развязал эту войну, втянул нас.

Иногда думалось: тут - мясорубка, а там, за горами, люди балдеют, отдыхают, а ты тут сидишь в этом дерьме и видишь, как пацаны молодые умирают, калеками возвращаются. Естественно, проклинаешь эту войну, все, что связано с войной. Если, не дай Бог, что-то подобное опять случится, я сына не пущу, я сам вместо него пойду.

Алимжон Махмудов

Я буду до последних дней своих просить у афганского народа прощения
Алимжон Махмудов
Я служил в Афганистане с 1986 по 1988 год рядовым. В то время служба в армии считалась святым долгом перед нашей Родиной.

Я служил в Баглане. Воспитанные на идеях Маркса-Энгельса-Ленина, мы думали, что, вторгаясь в Афганистан, мы делаем доброе дело, изменим там жизнь к лучшему. Так нам казалось. Мы были там, чтобы защитить в Афганистане конституционный строй.

Поскольку я знаю и дари и узбекский языки, мне довелось беседовать со многими местными жителями. Афганский народ пережил много бед. Единственное, чего он хотел, - это свободы. И мы посягли на святая святых - их свободу.

Простые афганцы говорили мне: "Советы - агрессоры. Если бы вы нас не трогали, все было бы совсем по другому". Все понимали, что Афганистан стал ареной борьбы больших держав, и ничего хорошего простому народу это не принесет.

Мне до сих пор плохо от этой мысли, и я буду до последних дней своих просить у афганского народа прощения.

Санобар Султонова

Санобар Султонова
Он сказал: "Тетя, я слышал, как вы говорили с вашим сыном по-узбекски и вспомнил свой дом. Вы напоминаете мне мою маму"
Санобар Султонова
Я раньше работала врачом в школе-интернате города Чкалова на севере Таджикистана. В начале 1980 года нам сказали, чтобы мы были готовы принять детей из Афганистана.

В нашу школу привезли 30 детей. Мы провели медосмотр. Все дети были очень напуганы. Одного из них звали Тоджиддин. У него была сквозная пулевая рана ноги. Я ухаживала за ним, пока он не встал на ноги.

Ему было семь или восемь лет, я не помню точно. Он приходил ко мне каждый день. Я спросила его, почему ты все время приходишь ко мне? А он сказал: "Тетя, я слышал, как вы говорили с вашим сыном по-узбекски и вспомнил свой дом. Вы напоминаете мне мою маму. Можно я буду приходить к вам каждый день?"

Он приходил ко мне каждый день, до самого дня отъезда афганских детей.

Маруф Атаханзада

Маруф Атаханзада
Вместо советских или афганских денег, мы получали зарплату специальными чеками
Маруф Атаханзада
Я журналист и переводчик из Ташкента, Узбекистан. Я работал в Афганистане во время вторжения. Нам платили в то время очень странным образом. Вместо советских или афганских денег, мы получали зарплату специальными чеками, которые, в общем-то, деньгами не назовешь, так, бумажки.

Каждый месяц нам говорили: вот, вы заработали 300 чеков. Я тратил из них 100, а остальное оседало на специальном банковском счете в Москве. По окончании спецкомандировки вам говорили, сколько у вас на этом счету денег, вы ехали домой, где могли их использовать. Например, купить автомобиль - "Волгу" там или "Москвич".

Нам также разрешалось тратить эти деньги в специальных валютных магазинах - они назывались "Березка". Там мы покупали китайский фарфор, японские кассеты - те товары, которые в обычных советских магазинах не продавались.





 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры