БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: вторник, 23 декабря 2008 г., 13:24 GMT 16:24 MCK
Кубинская сигара: непобедимый бренд и спасение режима
Анна Висенс
Анна Висенс
BBCRussian.com

Для кубинцев сигары - это не просто один из основных источников дохода в твердой валюте, но и символ страны, повод для национальной гордости. "Кубинские сигары" - словосочетание, крепко вошедшее в сознание многих любителей сигар по всему миру. Табаководам-эмигрантам, покинувшим Кубу после революции 1959 года, непросто далась борьба с устойчивым имиджем непревзойденного качества кубинского табака.

Гаванская сигара

15 сентября 1960 года революционное правительство Кубы выпустило указ о национализации всего табачного производства в стране. В тот же день фабрику известного сигарного клана Менендес окружили военные. На следующее утро Алонсо Менендеса не пустили в его собственный офис и дали понять, что бизнесмену и его семье лучше было бы покинуть страну, да как можно быстрее.

На фабриках Менендеса выпускался самый популярный сигарный бренд в мире Montecristo. Сегодня Montecristo составляет половину всего объема экспортируемых кубинских сигар. Однако семья Менендес никаких дивидендов от этой золотой жилы уже давно не имеет.

Унесенные ветром революции

Гаванская сигара
Гаванские сигары ценили в Европе и Америке. После введения эмбарго сигары оказались доступны лишь европейцам

После революции Менендес, как и многие другие кубинские сигарные кланы, потерял все до последнего песо. 26 ноября 1960 года семья покинула Гавану. В кармане у Алонсо было ровно 7 долларов, ни центом больше. Кто бы мог подумать, что всего через 12 лет его сын Бенджамин продаст свою новую сигарную компанию за 7 млн. долларов... Но до этого семье Менендес пришлось пройти все круги ада эмигрантской жизни.

В первое же Рождество в Майами хозяйка квартиры, которую снимали Менендес, приказала им освободить помещение в недельный срок, так как оно было рассчитано на шестерых жильцов, а не на 11... Семья перебралась в Нью-Йорк, а затем в Испанию, где Бенджамин Менендес вместе со своим отцом вновь занялся сигарным бизнесом.

Тем временем на бывшей фабрике Менендес на Кубе производство было поручено бывшему крутильщику сигар Хосе Мануэлю Гонсалесу.

"Земля была передана тем, кто непосредственно работал на ней. Сигарная индустрия никак не пострадала, более того, после революции возникло много новых брендов", - рассказывает Хорхе Луис Фернандес Маике, директор по маркетингу компании Habanos S.A., являющейся экспортной "рукой" табачной индустрии Кубы.

То, что происходило с кланом Менендес в начале 60-х, пришлось пережить и другим кубинским семьям, работавшим в сигарном бизнесе. Многие покинули Кубу после национализации табачных фабрик. Среди них были по-настоящему уникальные табаководы, такие как Рамон Сифуэнтес, Карлос Тораньо и многие другие... У каждого судьба сложилась по-разному, разным было и отношение к бывшей родине.

В одном из интервью Бенджамин Менендес сказал как-то: "Если там когда-нибудь сменится режим, я буду первым пассажиром первого рейса на Кубу. Я не буду требовать ничего обратно. Все что я хочу - это помочь моей стране".

В свою очередь Рамон Сифуэнтес, стоявший за известным кубинским брендом Partagаs, до конца своих дней не примерился с постигнувшей его семью несправедливостью. С тех пор как он покинул Кубу, он ни разу не выкурил ни одной кубинской сигары и прослыл ярым критиком кубинского табака.

И у президентов бывают слабости

Гаванская сигара
Один из главных символов "острова Свободы"

7 февраля 1962 года президент США Джон Кеннеди подписал указ об эмбарго, запрещавший любые торговые отношения с Кубой. В тот день кубинские товары, в том числе и сигары, стали нелегальными в США. Однако за сутки до подписания указа пресс-секретарь президента Пьер Селинджер получил от своего босса не совсем обычное задание.

Селинджер вспоминает в своих мемуарах, как однажды президент попросил закупить побольше его любимых сигар - Upmann Petit Corona. На вопрос, сколько именно сигар нужно президенту, Кеннеди ответил небрежно - около тысячи... Озадаченный Селинджер поспешил выполнить просьбу, не задаваясь лишними вопросами. К утру следующего дня у него в офисе были сложены коробки с сигарами - всего 1200 штук.

Селинджер вошел в офис президента с докладом. Первый вопрос Кеннеди касался задания, данного пресс-секретарю накануне. Услышав, что Селинджер успешно справился с ним, Кеннеди улыбнулся, вытащил из ящика стола подготовленный заранее указ и подписал его. С этой минуты американские курильщики (кроме самого президента) лишились возможности наслаждаться кубинскими сигарами...

Через несколько месяцев, в мае 1962 года, Селинджер прибыл в Москву для встречи с советским лидером. Никита Хрущев знал о пристрастии к кубинским сигарам как Кеннеди, так и самого Селинджера. К концу переговоров Хрущев вытащил коробку с 250 сигарами - личный подарок Фиделя Кастро лидеру дружественной страны - и подарил его своему собеседнику. Селинджер похолодел от страха, ведь ввозить кубинский товар в США было теперь нелегальным. Однако он вовремя вспомнил о неприкосновенности дипломатической почты...

Когда Кеннеди услышал о том, что сделал Селинджер, он немедленно отправил его обратно на таможню сдать нелегальный товар. "Я не доверяю тебе в том, что касается сигар. Поэтому принеси мне расписку, заверенную таможней", - напутствовал своего подчиненного президент.

Кого наказало эмбарго?

Гаванская сигара
Одно из немногих преимуществ жителей Кубы - доступ к недорогим кубинским сигарам

После 1959 года практически все самые знаменитые сигарные кланы покинули Кубу. Однако это не помешало стране удерживать имидж производителя самых лучших сигар в мире. Куба - это родина старейших сигарных брендов в мире, названия которых у всех на слуху. Внук знаменитого Карлоса Тораньо, Чарли, который продолжает бизнес своего деда, правда, не на Кубе, а в Латинской Америке, сказал как-то: "Очень трудно бороться с историей".

Даже эмбарго, в конечном итоге, не оказало особого влияния на сигарную индустрию Кубы. Европа с удовольствием предложила свой потребительский интерес взамен американскому. По словам Хорхе Маике, в прошлом году Habanos S.A. выручила от экспорта свой продукции в Европу около 400 млн. долларов.

Послереволюционная Куба продолжила дело покинувших страну табачных профессионалов. "Это правда, что многие покинули страну в 60-ые, но многие все же решили остаться. На них и делалась тогда ставка", - рассказывает Хорхе Маике.

Большинство самых известных и популярных кубинских сигарных брендов продолжает производиться сегодня на сигарных фабриках Кубы: Cohiba, Montecristo, Partagаs, Romeo y Julieta, H. Upmann, Bolivar, Punch... Однако почти у каждого из этих брендов есть свой американский двойник - то же название, та же символика, но только из латиноамериканского (в основном доминиканского) табака. Эти двойники были воспроизведены теми табаководами, которые покинули послереволюционную Кубу.

"Табачная индустрия - это одна большая семья. Неважно, откуда ты родом и на каком языке говоришь. Они все знают, как тяжело дается результат, сколько требуется терпения и нежности, чтобы вырастить хороший табак. Кубинские крутильщики сигар относятся по-товарищески к своим коллегам из других стран. Это как братство. Те, кто работает на плантациях - скромные люди, но они все профессионалы и гордятся этим. Они знают, что где-то там существуют другие сигары, в красивых упаковках, продвигаемые на рынок изощренными маркетинговыми кампаниями. Но они другие, у них другой запах и вкус. Другие страны могут вырастить хороший табак, они могут даже набраться нужного опыта, но у них никогда не будет климата и почвы Кубы", - говорит Хорхе Маике.

В последнее время кубинские табачные производители не скрывают того факта, что они активно готовятся к завоеванию американского рынка в случаи отмены эмбарго. Многие считают, что сигарная индустрия США попытается сделать все возможное, чтобы не допустить кубинскую продукцию в Америку. Запретный плод, став доступным, сможет разорить огромное количество мелких производителей, которые чувствовали себя все это время вполне защищенными от конкуренции с "самыми лучшими сигарами в мире".

По словам Хорхе Маике, его компания уже давно рассматривает такой вариант событий. "Что случится, когда американский "плодородный" рынок откроет для нас свои двери? Никто не знает. У нас есть много ферм, полностью подготовленных к работе, на случай снятия эмбарго. Мы попробуем удовлетворить спрос, но только не за счет тех, кто оставался нам верными все эти годы", - говорит Маике.




 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги