Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 26 ноября 2007 г., 16:19 GMT 19:19 MCK
Сезон выборов: переформатирование власти
Николай Петров
Московский фонд Карнеги,
для BBCRussian.com

Картонный стенд с изображением Путина и Грызлова
Путин формулировал свой план "по частям, на протяжении всего президентства"
Выборы в Государственную Думу 2 декабря можно рассматривать как первый этап предстоящей в начале 2008 года передачи власти от Владимира Путина преемнику или в любом случае переформатирования российской власти.

Лишившись роли праймериз или смотрин кандидатов в преемники, которую им были склонны приписывать эксперты некоторое время назад, выборы в Думу довольно неожиданно приобрели вид своего рода вотума доверия завершающему свой второй срок президенту и его курсу.

При этом избирателю предлагается продемонстрировать не столько доверие будущему курсу, сколько одобрение прошлому, поскольку широко разрекламированный "план Путина" - это, по словам самого Путина, то, что формулировалось им по частям на протяжении всего его президентства.

В чем может состоять интрига выборов 2 декабря? В уровне приписок, которые неизбежны, когда речь идет о голосовании за партию, список которой возглавляет высший чиновник страны, а региональное подразделение - высший чиновник региона? В том, какой результат покажут ЕР - путинские 70% или казахстанские 90%? В том, пройдет ли в Думу третья партия?

Добавим, что теперь, когда выборы подаются как демонстрация доверия президенту и губернатору, а число приходящихся на регион мандатов прямо зависит не от процента, а от общего количества голосов, наверняка будут завышать и цифры участия, и голосования за "Единую Россию".

Со всей определенностью можно утверждать, что положительная корреляция между участием и долей голосов за ЕР, сигнализирующая если не о прямых приписках, то о давлении на избирателей, будет сейчас сильна, как никогда.

Под жестким контролем

Путин голосует
Решение Путина принять участие в выборах серьезно изменило весь политический ландшафт
Действенного общественного контроля на выборах нет. Есть только партийный, причем КПРФ - единственная сила, способная выставить наблюдателей на большинстве из почти 100 тысяч российских участков, заранее объявила о том, на какой результат она готова согласиться, не поднимая скандала.

Что касается избирательных комиссий разного уровня, то теперь они находятся под двойным жестким административным контролем: и сверху - в рамках "вертикали", и сбоку - от администраций всех уровней.

На выборы не пустили профессиональных экспертов из ОБСЕ (от ОБСЕ будут только парламентарии). Однако в этот раз, как представляется, не нужно будет включенного наблюдения, чтобы оценить честность и свободность выборов.

С одной стороны, есть почти полностью лишенная содержательного смысла кампания, основной интригой которой стали маневры президента и вопрос о том, в каком качестве он останется; с другой, будут обнародованные результаты, анализ которых может сказать больше о масштабах фальсификаций, чем это сделала бы даже армия наблюдателей.

Выборы по-новому

После прошлых выборов избирательная система претерпела существенные изменения.

В ней резко повысилась цена за вход и существенно уменьшилось число игроков, которым, к тому же, теперь запрещено создавать блоки.

Партийные силы разобщены, а административный ресурс, наоборот, предельно консолидирован. И это не только разные этажи собственно администраций - от президентской до муниципальной, это и избиркомы, суды и следственные органы, собранные в одном кулаке, позволяющем по всей строгости изощренного избирательного закона карать одних и миловать других.

Благо, и избирательное законодательство, и связанные с выборами поправки к законам о политических партиях, о борьбе с экстремизмом и др. дают возможность на совершенно законных основаниях не допустить к выборам или снять с них любую политическую силу.

Кто проходной, а кто - нет?

Решение Путина принять участие в выборах на стороне ЕР, возглавив ее список, серьезно изменило весь политический ландшафт.

Геннадий Зюганов
Судя по всему, в Думу кроме "Единой России" пройдет лишь партия Зюганова
С одной стороны, оно поставило крест на проекте "Справедливая Россия", который мог реально усилить публичную политическую конкуренцию внутри правящей элиты. Причем после выборов сначала думских, а потом президентских, виды на будущее у СР были очень благоприятны: если пока ЕР успешно конкурирует с СР на почве популизма, то после президентских выборов популизма в работе правительства резко уменьшится.

Тут-то и пришлась бы ко двору избирателю сила, которая за него радеет. С другой стороны, в лице СР был ослаблен партийный проект силовиков.

После 1 октября реально проходными можно считать лишь две партии: ЕР и КПРФ. Пройдет или нет в Думу третья сила - ЛДПР, зависит от планов Кремля и определяемой ими возможности для Жириновского мелькать на телеэкране.

Похоже, впрочем, что ЛДПР в Думе Кремль видеть хочет. А вот СПС, который, кажется, до последнего надеялся на поддержку со стороны Кремля или хотя бы его нейтралитет, испытал после 1 октября мощное на себя давление.

Объясняется оно довольно просто: поставившему на ЕР президенту не нужны политики, которые поддерживают его лично, но борются против его партии.

Все президентские избиратели должны проголосовать за президентскую партию, поэтому пропутинские избиратели СПС как пылесосом втягиваются теперь "Единой Россией", а СПС радикализируется и становится в жесткую оппозицию уже и президенту, а не только его чиновникам.

Если бы Путин объявил о своем решении раньше, раньше бы произошла и поляризация политических сил. Не исключено, что более консолидированной была бы оппозиция.

Кремлю это не было нужно, ЕР провела свой съезд самой последней, потом еще несколько дней тянули с опубликованием указа о выборах, чтобы дать возможность единороссам подкорректировать свои списки.

Силовые шахматы

Силовое измерение на предстоящих выборах важно как никогда.

Виктор Черкесов (кадр НТВ)
Противостояние Наркоконтроля, возглавляемого Черкесовым, и ФСБ тоже играет важную роль в политике
Вывод следственного комитета в подчинение фактически президенту резко ослабляет прокуратуру. Сильным самостоятельным игроком становится семейный тандем "премьер - министр обороны".

Идет острая борьба за ключевые позиции одной из главных "крыш" - департамента экономической безопасности МВД.

Группировка Иванова-Сечина-Патрушева, выдвигавшая сначала сечинского свата Устинова как своего кандидата в преемники (не получилось), стала двигать ивановского зятя Сафонова на пост министра МВД (снова не получилось).

Тогда она открыто выступила против второй мощной "чекистской" группировки - Черкесова-Золотова-Мурова, арестовав нескольких близких к главе Наркоконтроля - второй после ФСБ спецслужбы страны - сотрудников, которые фактически по поручению президента занимались расследованием уголовных дел, в которые были вовлечены высшие чины ФСБ.

Стремительные атаки и контратаки, как в хорошей шахматной партии, следуют одна за другой, но только передвигает фигуры с обеих сторон один шахматист, и ему интересно играть подольше, не допуская крупного перевеса ни одной из сторон.

Сценарии будущего

Сразу после переизбрания Владимира Путина на второй срок в 2004 г. начались обдумывание и проработка сценариев на будущее.

Неясность того, как это будет происходить, в известной степени и породила феномен стагнации второго путинского президентского срока, когда вместо того, чтобы использовать чрезвычайно благоприятное экономическое положение страны и колоссальный кредит доверия действующего президента для осуществления масштабных модернизационных проектов, власть оказалась занята почти исключительно собственными проблемами: перегруппировкой сил, борьбой кланов, реализацией разных сценариев передачи/сохранения власти.

Таких сценариев по большому счету всего три: сильный новый президент; старый новый президент; и сохранение Путина в том или ином виде.

Дмитрий Медведев (слева) и Владимир Путин. Разговаривают.
Кто именно будет выбран "преемником" может оказаться не так важно
Что касается "сильного президента", то это замена Путина во всей полноте его нынешней роли верховного арбитра, поддерживающего баланс между основными кланами. Такой президент должен отвечать двум главным условиям: (1) иметь свою собственную властную базу; и (2) не принадлежать явно ни к одному из противоборствующих кланов.

В российских условиях в качестве независимой властной базы должны рассматриваться не политические партии, а мощные корпорации, имеющие и большой ресурс: административный, кадровый, финансовый и др., и разветвленную сеть на местах.

Изначально в качестве таких мощных корпораций могли рассматриваться как госкорпорации (такие как РАО ЕЭС, РЖД, "Газпром", Рособоронэкспорт), так и крупные силовые структуры (армия, МВД, ФСБ, Роснаркоконтроль, прокуратура).

Важно, однако, насколько консолидированы эти корпорации, и в состоянии ли их главы использовать их как свой ресурс.

И вот тут оказывается, что РАО ЕЭС завершает процесс реструктуризации и уходит в небытие как единая структура, "Газпром" не един и никак не является ресурсом Миллера или, тем более, Медведева; руководство армии и прокуратуры недавно сменилось, к тому же армию, как и милицию возглавляют "чужаки", которые способны, может быть, их контролировать, но не могут их использовать в качестве собственного властного ресурса.

Что касается двух крупнейших российских спецслужб, ФСБ и Роснаркоконтроля, то, хотя ФСБ существенно крупнее, по внутренней консолидированности она существенно уступает ФСКН, которая изначально создавалась Виктором Черкесовым.

Плюсы и минусы "сильного президента"

К плюсам варианта сильного президента в глазах политического класса можно отнести воспроизведение стабильности, к минусам - риски, связанные с чересчур самостоятельным лидером, который будет в состоянии существенно перекроить политический ландшафт.

Это же делает вариант непривлекательным и для Владимира Путина. К тому же выбор кандидата на пост сильного президента крайне ограничен, и ни один из них не в состоянии заручиться поддержкой основных кланов.

Сейчас же, с активной реализацией двух других сценариев вариант сильного президента выглядит крайне маловероятным.

Плюсы и минусы "слабого президента"

"Слабый президент" - это не слабая личность, это фигура, опирающаяся не на свою собственную, а на заемную властную базу, в качестве которой могут фигурировать и все перечисленные в разных сочетаниях.

Это вариант децентрализации власти, раздела власти и собственности между основными кланами элиты.

Владимир Путин
Прежняя путинская парадигма социально-экономического развития себя исчерпала, а переход к новой неизбежно будет болезненным
Реализация этого варианта, который устраивает и конкурирующие группировки элиты, и Путина, активно идет последние пару лет.

Это и принятие трехлетнего бюджета, устанавливающего жесткий коридор на будущее, и принятие правительством стратегических программ на десятилетия вперед: по энергетике, портам и инфраструктуре, РЖД, Росатому и др., ценой в многие триллионы долларов; это и создание целого ряда новых госкорпораций, фактически выводящих гигантские государственные активы из-под контроля правительства.

Минусы варианта "слабого президента" очевидны: в условиях слабых институтов никакие достигнутые сейчас договоренности между основными группами элиты не могут быть стабильными.

Новый президент уже фактом своего избрания станет более влиятельной и самостоятельной фигурой, и пересмотр сегодняшних договоренностей с ожесточенной борьбой кланов за власть становится неизбежным.

Тем не менее, на ближнюю перспективу и из соображений минимизации потерь, а не максимизации выигрыша, вариант "слабого президента" представляется элитам менее опасным.

К тому же он реализуется в полуавтоматическом режиме, а проблема преемника при нем теряет свою остроту и срочность.

Личность следующего президента при таком сценарии становится уже не столь важной, а состав возможных кандидатов существенно расширяется.

Путин на долгий срок?

Наконец, есть еще вариант сохранения у власти Владимира Путина.

Агитационный плакат За Путина!
Временный отход от власти был бы и технологически выгоден Путину, поскольку позволил бы избежать ответственности за целый ряд неизбежных, долгое время откладывавшихся непопулярных и болезненных для населения решений
При своих очевидных минусах - имиджевых и пр., этот вариант способен восстановить нарушенную стабильность лишь в случае сохранения Путина на неопределенно долгий срок - как монарха или как генерального секретаря ЦК КПСС.

Никакой третий срок делу не поможет - он станет простым продлением второго, с теми же неопределенностью будущего и проблемами, с той же борьбой за власть.

Тем не менее, если какой-то из главных элитных кланов не видит приемлемого для себя кандидата на замену Путину, он играет на сохранение Путина у власти или на обставление его ухода возможно более жесткими условиями.

Какова позиция самого Путина, о которой лучше судить не столько по словам, сколько по делам?

Логика кадровых замен последних года-полутора, когда главным качеством назначаемых является личная преданность Владимиру Путину, присоединение к "Единой России" и ряд других более мелких признаков позволяют предположить, что Путин планирует отойти на какое-то время от власти, сохраняя однако, многие нити контроля за ситуацией в своих руках.

Временный отход от власти был бы и технологически выгоден Путину, поскольку позволил бы избежать ответственности за целый ряд неизбежных, долгое время откладывавшихся непопулярных и болезненных для населения решений, связанных с реформами в социальной и коммунальной сферах, а также за ряд очевидных провалов широко разрекламированных экономических проектов.

Прежняя путинская парадигма социально-экономического развития себя исчерпала, а переход к новой неизбежно будет болезненным.

Раздрай между силовиками, который отмечается многими экспертами как свидетельство ослабления Путина, может, в случае если это "управляемый кризис", работать на очевидную для всех кланов необходимость сохранения Путина как арбитра.

Смешанный вариант

Таким образом, представляется, что дело идет к совместной реализации второго и третьего сценариев: с избранием "слабого" президента - того же Сергея Иванова и назначением еще менее влиятельного, чем сейчас премьера - того же Дмитрия Медведева, который с выведением главных госактивов в госкорпорации будет заниматься, главным образом, социальной сферой.

Путин же сохранит за собой контроль над силовиками и главными корпорациями в экономике на посту, например, главы Совета безопасности, новое положение о котором, по слухам, уже готово.

Проблема в том, как Путину, возглавляющему сейчас Совбез, который иногда называют его Политбюро, в ранге главы государства, сохранить его и далее.

До сих пор самым влиятельным секретарем Совбеза был сам Путин, который при слабом президенте Ельцине совмещал этот пост с руководством ФСБ, а наибольшую роль - стратегического правительства - Совбез играл чуть позже при тандеме президент Путин - секретарь Сергей Иванов.

Важно, что изменения политической системы с переходом Владимира Путина в новое качество неизбежны, причем независимо от того, останется ли Путин на посту президента или его сменит преемник.

Важно и то, что этим преемником будет, скорее всего, клон Путина - человек из его ближайшего и, более чем вероятно, так называемого чекистского окружения.

Сам же Путин при этом не уйдет далеко, а будет просто управлять страной из резервного центра управления.

Россия Путина: сезон выборов

ПРЕЕМНИК ОПРЕДЕЛЕН

ИТОГИ ВЫБОРОВ В ДУМУ
АНАЛИТИКА

ОППОЗИЦИЯ

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА





 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги