Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: суббота, 24 ноября 2007 г., 15:45 GMT 18:45 MCK
Эдуард Лимонов: Куда вы денете Каспарова и меня?
Лимонов
"Другая Россия" призывает идти на выборы 2 декабря, чтобы портить бюллетени
Писатель, публицист и политик Эдуард Лимонов (Савенко) - одна из самых заметных фигур российской политической сцены, несмотря на то, что созданная им партия запрещена.

В середине 1970-х Лимонов оказался в эмиграции: жил в США и Франции. После перестройки вернулся в Россию, где активно занялся политической деятельностью.

В интервью корреспонденту Би-би-си Павлу Бандакову Лимонов рассказал о том, чего добивается оппозиционная коалиция "Другая Россия", чего не хватает современной литературе и как избавиться от дикого национализма.


Би-би-си: Все, что произошло и происходит в российской политике в последние годы в связи с ужесточением избирательного законодательства, похоже, лишь привлекает новух людей в ваше движение. То есть получается, вам выгодно, что власть закручивает гайки?

Эдуард Лимонов: Начнем с того, что НБП запрещена, лишена символики, и я подозреваю, что в недрах прокуратуры скорее всего уже собираются материалы об экстремистском сообществе. Это все очень опасно, и лично для меня может грозить многими годами заключения.

Естественно, я как политик не лишен права участвовать в политике, и по конституции у меня это право никто отнять не может. И я в ней участвую, как председатель исполнительного комитета коалиции "Другая Россия".

Сейчас политика в России фактически уничтожена, достаточно нескольких примеров. Посмотрите, сколько лидеров и левых и правых партий не допущены к выборам.

Четыре пятых политического спектра удалено к чертовой матери. Кое-как держится на периферии КПРФ Зюганова путем невероятных уступок власти, невероятного пресмыкательства и мимикрии.

Возникает вопрос, а кто же у нас, собственно, остался в политике? А никого. Политики у нас нет. И говорить о политике надо прекратить.

Надо сказать, что произведена большая чистка, уничтожена политика тотально, и вместо этого на политической сцене действуют всякие симулякры. Придуманные организации, родившиеся в кабинетах, объединяющие никого и ничто, послушных чиновников, только несколько из которых известны по фамилиям.

Поэтому то, что будет происходить 2 декабря, это, естественно, никакие не выборы.

Би-би-си: Означает ли это, что живая политика переместилась исключительно на улицы?

Э.Л.: Нацболы оказались на улице еще в 1998 году, когда нам первый раз отказали в регистрации. Другие партии эта судьба постигла гораздо позже - что не значит, что им повезло. Скорее, они оказались неподготовленными к настоящей ситуации.

Нам же повезло в том смысле, что мы уже имеем огромный опыт квази-конспиративной работы, фактически в условиях подполья.

Би-би-си: Но посмотрите на данные соцопросов: "Единая Россия" популярна, Путин популярен, люди вроде бы довольны, и большинство мало интересует политика. Как бы вы охарактеризовали тех людей, которые идут за коалицией "Другая Россия"?

Э.Л.: Вы немножко спутали две вещи. Есть пассивные участники политики, которые раз в четыре года идут на избирательный участок и голосуют, и есть активные. Последние - это политический класс и политические партии.

Лимонов выступает перед толпой
Лимонов считает, что революции не делаются перед компьютером в теплой комнате
Если говорить о пассивном избирателе, то он всегда тяготеет к существующей власти. И во времена Брежнева голосовал за Брежнева совершенно честно. А во времена Путина голосует за Путина.

Всегда есть болото, не очень умное. Надо понимать, что равенства нет, хотя при голосовании одинаково учитывается и голос Эдуарда Лимонова и голос 97-летней старушки, которая выжила из ума. Но оставим это. Лучше демократии ничего нет.

Разумеется, 48 миллионов человек проголосовали на прошлых выборах за Путина, но у нас в стране 142 миллиона. То есть его поддержала примерно треть. Поэтому говорить о всеуничтожающей популярности Путина не приходится.

Что касается оппозиции, то туда давно перетекли все активные силы общества. Создается новая элита, и она создается именно на улицах, в тюрьмах (если говорить о нацболах), при избиениях "маршей несогласных".

Все это рождает новую политику и новую элиту, не желающую идти на компромиссы, как КПРФ, не желающую пресмыкаться, а желающую отстаивать свои легитимные права на участие в политической жизни.

Сегодня эта элита готова к страданиям и ненасильственной борьбе. Но если власть переступит болевой порог, эта элита будет готова к тому типу борьбы, который предложит власть. Если она предложит кровь, мы тоже не будем сидеть и ждать, пока нас передавят как мух.

Сейчас далеко не все оппозиционеры объединились в "Другую Россию". Но я думаю, что после 2 декабря вы увидите более широкую коалицию.

Би-би-си: И кто к вам может примкнуть?

Э.Л.: Если судить по тому, что происходит с СПС, именно они одни из первых, кто будет сближаться с нами. В случае неудачи на выборах распадется партия "Яблоко". Явлинский держится еле-еле на заработанном когда-то авторитете.

Сейчас все должны осознать, что компромиссы с этой властью невозможны. А эта власть нацелилась, вероятнее всего, на двухпартийную систему.

Би-би-си: Существует ли возможность того, что какая-то оппозиция вырастет внутри самой "партии власти"? В "Единой России", например, обсуждают создание фракций. Может ли у них произойти раскол?

Каспаров (слева) и Лимонов
"Каспаров - радикальный демократ, я - радикальный социалист"
Э.Л.: Не так важно, что у них происходит. Куда вы денете ту политическую элиту, которая на наших глазах родилась и все больше влияет на российскую жизнь? Куда вы денете Каспарова? Куда вы денете меня? Куда вы денете всех тех, у кого уже есть заслуги перед российской политикой, идеи, силы и желание бороться?

"Единая Россия" - это сборище чиновников, которые в нормальных условиях не могут даже полемизировать. Они знают, что они неталантливы, и уступят при нормальном политическом климате. Они скрываются за банальностями, скрываются за властью. Я сомневаюсь, что в этой выжженной земле хоть травинка может появиться.

Би-би-си: Вы последовательный критик российской власти на протяжении последних лет. Но при этом вы заключили союз с бывшим премьером Касьяновым - человеком, которого вы критиковали и который, получается, также ответственен за то, что сейчас происходит в стране. Как вы оказались в одной коалиции?

Э.Л.: Касьянов не создал ту систему, о которой мы говорим. Он был, скорее, техническим премьер-министром. Он мало вмешивался в политику, не принимал политических решений...

Би-би-си: Но у него же была возможность, была власть.

Э.Л.: Я не считаю, что он прекрасный, белый и незапятнанный. Но логика реальной политической борьбы мне подсказывает, что это очевидно и совершенно нормально заключать союз и с Касьяновым. К тому же я не вижу на нем таких пятен, которые мне позволяли бы отвернуться от него.

Ему не удалось стать единым кандидатом в президенты от "Другой России". Тем не менее, он был в моих глазах очень перспективным кандидатом от оппозиции именно потому, что его рассматривали бы как серьезного претендента и те люди, которые сейчас голосуют за Путина.

Би-би-си: Допустим, из нынешней власти выйдет второй Касьянов - кто-то из нынешних крупных чиновников, сотрудников президентской администрации... Вы бы смогли заключить союз с еще одним выходцем из власти?

Э.Л.: Начнем с того, что со мной никто не горит желанием заключать союз. За время существования ныне запрещенной НБП и затем коалиции "Другая Россия" никто из политических противников и ни один человек из партии власти не предлагал мне никаких переговоров. Они настаивают на полном политическом уничтожении таких, как я.

Би-би-си: Раньше вы говорили о "национальной революции". Теперь национальная тематика у вас отошла на второй план. С чем это связано?

Э.Л.: Для нас национальная тема прежде всего выражалась в том, что мы защищали русских и русскоязычных на территории бывших республик СССР. Но когда власть стала употреблять националистическую или национальную риторику, мы просто сказали себе - сейчас не время поднимать эти темы.

Мы не хотели бы даже на время пересекаться с этой властью, чья внутренняя политика просто отвратительна. Поэтому мы на время даже не свернули, а понизили громкость наших прошлых лозунгов.

Би-би-си: Ваши сторонники нередко оказываются в тюрьмах. Многие из них молодые люди... Насколько цель оправдывает средства?

Сторонник ''Другой России''
"Другая Россия" собирается менять ситуацию в России "путем морального давления на власть"
Э.Л.: Политическая борьба всегда требовала жертв и страданий. Даже в век компьютеров ничего не изменилось. Революции не делаются перед компьютером в теплой комнате и с мышкой в правой руке. Они делаются как минимум на улицах.

Мы видели различные типы революций за последние 15-20 лет, и мы снова видим жертвы и страдания. Поэтому вдруг переводить эту крайне серьезную плоскость в абсолютно буржуазный контекст "ах, мамы страдают!" - это бред. У всех погибших красногвардейцев, у всех юнкеров были мамы. Все страдали. Есть великие социальные потрясения, и есть необходимость в этих потрясениях.

Люди будут все равно как обезумевшие делать это. И умирать для человека естественно. Вечной жизни нет. Слава богу. Потому что иначе человек выглядел бы крайне банально, а так он выглядит трагично.

Би-би-си: Учитывая те методы политической борьбы, а также то, что телевидение для вас и многих других оппозиционеров закрыто, можно ли ожидать появления новой качественной социально-направленной литературы?

Э.Л.: К сожалению, сейчас литература не имеет тех признаков духовного вождизма, который был в определенные эпохи. Тем не менее, рискую быть нескромным, но скажу, что я написал какое-то количество книг, которые успешно действуют на умы. На умы, наверное, не 40-летних людей, но рожденных в 1980-е и 90-е годы. Я написал в тюрьме книгу "Другая Россия". И ежедневно понимаю, что отклик на нее есть.

Нацбол Прилепин стал заметным писателем. Наибольшее внимание привлекла его книга "Санька", где он рассказывает о быте и героических деяниях национал-большевиков.

Би-би-си: Ну а в других политических и общественных течениях литература какую-то роль играет?

Э.Л.: Не знаю. Но герои есть. Например, несколько подзабытый Игорь Губкин, который отбывает 17-летнее заключение. Он пытался идти по такой догматической марксистской дороге. Но пытался честно и не испугался ничего. Можно винить его судебным властям. Но с точки зрения духовности, морали - он герой. Были ребята, пытавшиеся организовать "Украинскую республику". Их судили несколько лет назад на Украине...

Есть эта стихия, она живет и плещется, она не успокоилась. Люди не успокоились и не успокоятся, они все такие же страстные и интересные, поэтому для литературы есть огромное поле деятельности. Единственное, надо не бояться. Должен быть особый тип писателя. Если писать о Губкине, то надо быть ближе этому страстному человеку.

Би-би-си: Ваш прогноз, что будет в России после марта 2008 года?

Э.Л.: Я над прогнозом работаю. Мы не хотим насильственных изменений в судьбе нашей страны, мы хотим ненасильственных.

И я считаю, хорошо, что есть такой Каспаров. Раньше я чувствовал себя одиноко, а сейчас думаю, что Каспаров - это человек, который пойдет до конца. Поэтому надежды на то, что Россия изменится, очень большие.

Би-би-си: И изменится путем выборов?

Э.Л.: Путем того, что нам удастся морально давить на государство. Моральное давление - это очень мощно. Только кажется, что это ничего не значит.

Девушка бежит с ''файером'' в руке
"Все активные силы общества давно в оппозиции"
Когда ОМОН избивал людей весной на "маршах несогласных" в Питере и Москве, мы, российские граждане, одержали моральную победу над властью. Потому что всему миру было видно, что это злодейство. Что так поступать нельзя! Что люди вышли на мирные демонстрации.

И этот ОМОН из провинции тоже чувствовал себя не в своей тарелке, потому что это противно все-таки избивать хрупких людей, лучше пытаться избить здоровых... И для них это было унижение, и для всей страны это было унижение.

Наша моральная победа - огромная.

Би-би-си: По-честному, как вы считаете, насколько реалистично, что когда-нибудь вы и ваши сторонники придете к власти?

Э.Л.: Ни мои сторонники, ни кто бы то ни был, не смогут получить большинства на свободных выборах... Но мы могли бы получить достаточно значительное количество депутатских мест.

Все, чего мы добиваемся, - чтобы на нашей земле прошли свободные выборы. Свободные от регистраций и всякого рода контроля со стороны партии власти. Чтобы в этих выборах участвовали все реально существующие партии. Чтобы понять, кто существует реально, а кто на бумаге, не нужно министерство юстиции.

Из тех 11 партий, которые сейчас участвуют в выборах, реально существуют лишь 4-5.

Би-би-си: Какие?

Э.Л.: КПРФ, у них есть актив. Не такой гигантский, как они похвалялись, и все более уменьшающийся, но есть... ЛДПР, Яблоко...

"Единая Россия" существует исключительно благодаря приказу. Это партия, построенная как армия чиновников. Она тоже существует, но ее влияние на общество при наличии свободных дебатов обрушится в три дня. Пустите меня с ними дискутировать. Я и один справлюсь. А вдвоем с Каспаровым - его я считаю радикальным демократом, себя - радикальным социалистом, мы разгромим их в три вечера.

Би-би-си: То есть себя вы в Думе видите?

Э.Л.: Я хочу не видеть себя в Думе, я хочу видеть себя влияющим на судьбу страны вместе с другими партиями. Я считаю, что Россия при свободных выборах будет обречена на многопартийность нашего парламента в течение ближайших 15-20 лет.

Никто не возьмет верх, потому что у нас после крушения коммунистического режима - огромная рассеянность в умах, и никому одному предпочтения не отдается.

Мы бы работали в Думе, защищая интересы тех слоев населения, которых представляем. Либеральные партии защищали бы своих...

И националисты должны быть в парламенте, тогда они не будут такими дикими. А дикие просто уйдут в пивнушки и будут сидеть там. А не так, как сейчас, они задают тон.

Для того, чтобы утихомирить национализм - ему надо голос. Это очень эффективный способ борьбы. Дайте голос, и если человеку нечего сказать, он обанкротится немедленно или постепенно.



РЕЗУЛЬТАТЫ
Если бы коалиция ''Другая Россия'' участвовала в выборах в Госдуму, вы бы отдали им свой голос?
Да
 40.79% 
Нет
 47.88% 
Я не пойду на выборы
 11.33% 
2145 проголосовавших
Данное голосование не является официальным опросом

Россия Путина: сезон выборов

ПРЕЕМНИК ОПРЕДЕЛЕН

ИТОГИ ВЫБОРОВ В ДУМУ
АНАЛИТИКА

ОППОЗИЦИЯ

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА





 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги