Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: пятница, 23 ноября 2007 г., 16:54 GMT 19:54 MCK
В поисках подлинной оппозиции
Константин Эггерт
Константин Эггерт
Би-би-си, Москва

Зюганов среди единомышленников
КПРФ неожиданно для многих стала единственной альтернативой власти
"2 декабря пойду и проголосую за коммунистов!" - сказал мне недавно один приятель, традиционно отдававший голос Союзу правых сил.

"Почему?" - поинтересовался я. Приятель - вполне успешный вице-президент крупной инвестиционной компании - объяснил, что не верит в успех СПС. При этом он не хочет, чтобы его голос пропал.

"КПРФ - какая-никакая, но все же оппозиция. Так что с отвращением, но проголосую за Зюганова", - подвел он итог.

Спустя 16 лет после распада СССР и краха КПСС не реформированная, влюбленная в Сталина и невнятно рассуждающая о "русской цивилизации" КПРФ оказалась единственной надеждой человека с годовым доходом более чем в четверть миллиона долларов.

Таких людей, как мой приятель, судя по косвенным признакам, становится все больше. По крайней мере, среди тех, кто еще интересуется политикой и признает необходимость существования оппозиции.

Пять выборов в Государственную думу так и не сформировали сильных демократических партий, способных влиять на ситуацию в России и претендовать на власть - ни левых (социал-демократических), ни правых (либеральных или консервативных).

Причины этого одни видят в наследии ельцинской эпохи, другие - в жестком контроле Кремля над информационным пространством и прежде всего телевидением и реальной популярности Владимира Путина. Третьи указывают на успешную кооптацию либералов-рыночников властью, четвертые - на сверхвысокие доходы от нефти и газа, позволяющие властям умиротворять общество денежными вливаниями.

Каждое из этих мнений по-своему справедливо. Но понимает и принимает ли народ России саму идею оппозиции, как чего-то важного и необходимого для общества?

В поисках "подлинного" царя

Эксперт Фонда Карнеги Лилия Шевцова ссылается на данные опросов Левада-центра: 50% российских граждан считает полезным существование оппозиции. По ее словам, "не любят, не верят, не хотят поддерживать существующую оппозицию, выходящую из ельцинской шинели. Народ не против этого института и он готов жить в ситуации соревновательной политики. Но он не видит пока той оппозиции, которой может доверять, и боится борьбы всех против всех, то есть возврата в ельцинское прошлое".

Русский народ в массе своей действительно не сознает, зачем нужны оппоненты людям, делающим "настоящее дело" или же людям, которым он доверяет
Борис Межуев,
философ и публицист
Критически относящийся к современным российским либералам-западникам философ и публицист Борис Межуев считает, что в России особенно не любят ту оппозицию, которая противостоит властям, проводящим с точки зрения людей, "правильный" курс: "Русский народ в массе своей действительно не сознает, зачем нужны оппоненты людям, делающим "настоящее дело" или же людям, которым он доверяет".

"Это рецидив традиционалистского сознания - того, которое реагировало на разочарование во власти феноменом самозванцев. Смысл такой: царь всегда прав, а если он не прав, то он не настоящий царь, царь кто-то еще, его надо поискать рядом. Поэтому оппозиционность в России всегда превращается в выборы "подлинного" царя".

Как считают многие, либералов-рыночников начала 90-х роднит с нынешним правящим классом нежелание слушать оппонентов и провозглашение единственно верным того или иного политического курса и ассоциируемой с ним фигуры лидера: 15 лет назад "рыночных реформ" и Ельцина, сегодня - "стабильности" и Путина.

Кризис системы власти?

Однако нынешняя предвыборная ситуация парадоксальным образом выставила на всеобщее обозрение слабость такого подхода. В условиях отсутствия влиятельной оппозиции в сфере открытой политики, группировки внутри правящего класса развернули жесткую борьбу между собой в надежде сохранить или усилить свое влияние после президентских выборов 2008 года.

Владимир Путин
Вынужденный отказаться от роли "республиканского царя"?
Это, в свою очередь, привело к кризису всей президентской системы власти. Иначе как назвать ситуацию, при которой Владимир Путин вынужден отказаться от роли "республиканского царя", верховного политического арбитра и искать народной поддержки во главе списка "Единой России"?

Фактически это означает: колоссальная популярность Путина среди обычных граждан недостаточна для того, чтобы оказывать влияние на политику после его ухода из Кремля, а имеющиеся институты власти неспособны обеспечить бесконфликтную передачу власти от одного президента к другому.

Судя по трудностям, которые испытывает "Справедливая Россия", проект конструируемой в Кремле двухпартийной системы похоронен. В условиях, когда "Единая Россия" рассматривает возможность создания для Владимира Путина после ухода с президентского поста некоей официальной позиции "национального лидера", только усиливает ощущение политической нестабильности.

Однако в этих условиях оппозиция (лояльная - СПС и "Яблоко", националистическая - "Великая Россия", внесистемная - Объединенный гражданский фронт, Михаил Касьянов, сторонники Эдуарда Лимонова) не имеют возможности влиять на ситуацию - и потому что отлучены от телевидения, и в силу ограниченной популярности.

Когда созреют условия

В московских политологических кругах давно и жарко дебатируется вопрос: "Что требуется для появления в России эффективной оппозиции? Должны ли сначала созреть условия, которые породят новых лидеров? Или же условия уже есть, и нужны новые фигуры, которые заново сформулируют программу оппозиционных сил?"

Нужна способность и готовность стать оппозицией всей сложившейся в последние 15 лет системе власти, а не только конкретному режиму
Лилия Шевцова,
Фонд Карнеги
Лилия Шевцова из Фонда Карнеги говорит, что общество само должно этого захотеть: "Для того, чтобы запрос стал реальностью, нужны и несколько облегчающих факторов: готовность разрозненных группировок объединиться на основе идеи, а не амбиций лидеров; новое поколение лидеров и движущие социальные группы, которые готовы к смене системы на основе либерально-демократических принципов. Нужна способность и готовность стать оппозицией всей сложившейся в последние 15 лет системе власти, а не только конкретному режиму".

По мнению Бориса Межуева, "демократическая оппозиция должна настаивать на том, что авторитарная система вне зависимости даже от того, насколько рационально или иррационально ведет себя режим в области внешней и внутренней политики, в любом случае ведет Россию к катастрофе. Традиционалистское сознание большинства граждан России опасно тем, что оно потенциально антисистемно - как только люди перестанут по тем или иным причинам доверять режиму, тут же произойдет обвал всего государства, как в 1991 году, когда никто даже не хотел гибели СССР, но все хотели избавиться от Горбачева".

При этом, как полагают многие, для успеха оппозиции из политики должны уйти те, кто ассоциируется с эпохой 90-х годов - времени, когда слово "демократия" было скомпрометировано.

Только жертвенный, искренний подвиг ради ближнего сможет сделать оппозицию популярной
Андрей Зубов, Народно-трудовой союз российских солидаристов
Профессор Андрей Зубов одновременно является одним из руководителей Народно-трудового союза российских солидаристов (НТС) - в свое время самой активной и известной организации, боровшейся с советским режимом. Сегодня организация борется за безоговорочное осуждение советского периода истории и демократизацию общественной жизни на основе национальных традиций и уважения православных традиций России.

Как считает Зубов, "с демократией, самоуправлением, защитой прав и человеческого достоинства у нас дела сейчас обстоят неважно, хуже, чем в начале ХХ века, но лучше чем в годы большевизма. Так что поле для деятельности у демократической оппозиции широкое, вопрос только в одном, готова ли она за эти идеалы душу свою полагать и кровь проливать, или просто, как думает народ, борется с властью за жирный кусок пирога. Только жертвенный, искренний подвиг ради ближнего сможет сделать оппозицию популярной".

Новое лицо оппозиции?

Часть политологов считает, что человеком, способным стать новым лицом оппозиции в России, объединив правых и левых, может стать Михаил Ходорковский.

Женщина с изображением Ходорковского
На "новое лицо оппозиции" можно посмотреть только так
Приводятся соответствующие доводы: в России любят обиженных властью; правым понравится то, что Ходорковский в прошлом миллиардер, левым - что восемью годами в тюрьме искупил "грех" приватизации перед народом; у Ходорковского есть харизма, он нравится избирательницам, относительно молод и известен всей стране. Наконец, мог эмигрировать, но остался в России - поступок, вызывающий уважение даже у оппонентов бывшего владельца ЮКОСа.

Критики говорят: Ходорковского постепенно забывают, против него репутация олигарха, да и наполовину еврейское происхождение может помешать политическим планам в России даже в условиях полной свободы и демократии.

Интересно, что Ходорковский - пожалуй, единственный человек, о котором вообще говорят, как о потенциальном всероссийском лидере оппозиции. Что само по себе неутешительно для тех, кто чает выхода на арену реальной независимой и сильной оппозиции.

Остается и другой традиционный российский вариант - оппозиция "сверху". Его считает вполне возможным Лилия Шевцова: "Прагматики внутри нынешней системы могут понять, что сидят на пороховой бочке. Самые успешные революции совершались именно прагматиками под давлением антисистемной оппозиции".

Пока оппозиция - это скорее будущее, чем настоящее России. Однако, если вдуматься, 20 лет назад сегодняшняя Россия тоже была отдаленным будущим.

Россия Путина: сезон выборов

ПРЕЕМНИК ОПРЕДЕЛЕН

ИТОГИ ВЫБОРОВ В ДУМУ
АНАЛИТИКА

ОППОЗИЦИЯ

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА





 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги