Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: пятница, 23 ноября 2007 г., 12:12 GMT 15:12 MCK
Михаил Касьянов: Главное - поменять курс
Михаил Касьянов
Та система, которая применяется сегодня впервые, не дает гражданам возможность участвовать в выборах
Михаил Касьянов
Михаил Касьянов долгие годы был человеком системы. Он работал в правительственных структурах и при Горбачеве, и при Ельцине, при Путине вырос до премьер-министра. Теперь он - в оппозиции.

Лидер движения "Народно-демократический союз" стал одним из ярых критиков своего бывшего соратника - российского президента.

Касьянов хочет выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих в марте президентских выборах. Однако поддержат ли его кандидатуру другие оппозиционные организации, пока не ясно.

В преддверии выборов в Государственную Думу Михаил Касьянов пришел в лондонскую студию Би-би-си. В интервью Марии Гречаниновой он рассказал о своих взглядах на российскую власть и либеральную оппозицию.


Би-би-си: Как вы думаете, есть ли в России шанс возникновения сильной оппозиции, которая сможет если не побороться за власть, то, по крайней мере, влиять на ситуацию в стране? В какой форме это может произойти?

Любое будущее правительство столкнется с проблемами гораздо худшими, чем нынешние. Поэтому очень важно понимать, что сегодняшнее правительство ответственно за будущие проблемы
Михаил Касьянов
М.К.: Во-первых, я хочу сказать, что я и мои соратники не признаем выборы 2 декабря демократическими выборами, по той причине, что система, которая сегодня будет применяться, не может быть признана конституционной ни нами, ни нашими друзьями-коллегами из Европейского союза, потому что это противоречие конституции, противоречие нашим обязательствам, вытекающим из Европейской конвенции о демократических выборах. Поэтому мы преднамеренно не регистрируем по новому закону нашу партию, чтобы не давать никому шансов считать, что мы хотим в чем-то поучаствовать, получить какие-то места. Это неправильно, потому что система неправильна.

Би-би-си: То есть вы хотите сказать, что если бы система не была изменена, то есть барьер для прохождения в Думу не был поднят до 7% и не были отменены одномандатные округа, то у либералов было бы больше шансов пройти в Думу?

М.К.: Я говорю сейчас даже не о либералах и о шансах. Я говорю о прямых конституционных правах граждан. Та система, которая применяется сегодня впервые, не дает гражданам возможность участвовать в выборах - по той причине, что сегодня отменены одномандатные округа. А что касается перехода исключительно на систему партийных списков, то сегодня граждане Российской Федерации не имеют права и возможности создавать партий. В отличие от стран Европы, где с успехом функционирует такая система. Но в отличие от них в России нет доступа к этой системе, а нет доступа - нет и системы. Главный запрет - это минимальное членство в партии 50 тысяч, это означает просто запрет. Поскольку в любых странах, где эта система функционирует, нужно иметь: три человека во Франции, два человека - в Германии, одного человека - в Великобритании. В России - 50 тысяч. Я даже не хочу, чтобы российские граждане шли на поводу у имитационных проектов российской власти и фактически впадали в иллюзию, что они участвуют в каких-то выборах.

Би-би-си: А что, по-вашему, должно произойти, чтобы эта система изменилась?

М.К.:Главной целью нашей организации и моей деятельности лично является смена нынешнего политического курса, который сформировался осенью 2008 года.

Би-би-си: Но каким образом вы собираетесь достигать своей цели, если вы говорите, что система власти закрыта и никто извне во власть прийти не может?

Популярность здесь ни при чем, и даже человек ни при чем. Важно, чтобы все силы объединились
Михаил Касьянов
М.К.:По российской конституции политический курс формируется по итогам президентских выборов. Поэтому для достижения главной цели - изменения политического курса - нужно одержать тактическую победу, это победа на президентских выборах. Тактическая победа второго уровня - это победа на парламентских выборах. Но можно и пропустить парламентские выборы. Это сложнее будет в будущем - формировать политический курс, но это возможно. Поэтому у нас - россиян - еще есть хороший шанс сказать что-то, сделать что-то для своего будущего, не отдать эту власть на откуп. Если мы хотим влиять на свое будущее, мы должны влиять на политический курс в стране. Для этого нужно отдать свои голоса в пользу другого кандидата, который сформирует иной политический курс, ну а для этого нужно объединение политических сил.

Би-би-си: Вы упомянули о важности президентских выборов. Раньше вы говорили о намерении выдвигать на них свою кандидатуру. Верите ли вы, что в нынешней ситуации вас зарегистрируют в качестве кандидата?

М.К.: Мы еще не приняли окончательного юридического решения, поскольку по нашим законам о выборах президента кампания начинается фактически в начале декабря после объявления начала кампании выборов президента, и на 7 декабря мы уже назначили съезд, чтобы принять окончательное решение. Сейчас мы проанализируем ситуацию, и если ситуация не изменилась таким образом, что уже и эти выборы не могут признаваться как свободны выборы, то мы пойдем на выборы президента. Но для победы необходимо, чтобы демократические силы имели единого кандидата. Я со своей стороны готов к этому, но мне важна не позиция президента, а победа для изменения политического курса. И в этой конструкции я всегда призывал наши пять демократических организаций осознать историческую важность периода и всех демократических сил перед страной и перед своим будущим.

Би-би-си: То есть вы бы пожертвовали своими политическими амбициями в пользу другого кандидата, если бы он появился у оппозиции?

М.К.:Абсолютно так, я только не приемлю слова "пожертвовать", никаких жертв нет. Должна быть конструкция прозрачная и понятная для всех граждан. Если мы - все пять организаций - собираемся вместе, распределяем роли, а не просто выбираем одного и разбегаемся. Такой принцип вреден для нашего демократического движения. Нам нужно, чтобы пять организаций собрались и сказали: этот будет кандидатом, эти делают то-то и то-то, так-то будут приниматься решения, таким-то образом работает коалиция. И граждане должны это знать, что дело не в том, что один человек лучше или популярнее. Популярность здесь ни при чем, и даже человек ни при чем. Важно, чтобы все силы объединились вокруг этого и продемонстрировали, что это гражданин, который будет избран кандидатом. Он будет нашим лицом. Главным по исполнению наших обещаний, а обещания будут такие: после победы мы сделаем то-то, после проигрыша, если будет проигрыш, сделаем так-то. Но люди поймут, что наконец-то наступило единство, наконец-то эти ребята осознали, что есть серьезная часть общества (а я считаю, что 30% населения страны), которая хочет жить в демократической стране, как это записано в нашей конституции, то есть хочет гораздо больше, 30% понимают, что такое демократическое устройство общества.

Би-би-си: А вы верите, что такая договоренность разных оппозиционных сил возможно? Ведь российская либеральная оппозиция довольно разношерстна - "Другая Россия", СПС, "Яблоко". Как они смогут договориться, с какой общей программой выступить?

Нынешнему режиму нужна явка, потому что люди боятся совершать массовое уголовное преступление по подделке наших подписей
Михаил Касьянов
М.К.:Я не могу не верить. Я готов делать все, чтобы программа общая была, более того, в прошлом году мы такую программу с участием независимых организации гражданского общества сделали. Так называемая Программа гражданского согласия. И там все ценности прописаны, и мы ее утверждали в регионах. Прописанные там ценности едины для всех и никто этого не скрывает. Вопрос в единении. А оно очень естественно, потому что основные принципы и ценности программ каждой из наших пяти организаций практически одинаковы. Поэтому я призываю понять, что есть шанс. У нас сегодня не процесс выживания, как активисты многих наших дружественных партий считают, нам нужно выживать, потому что этот режим никогда не отдаст власть. Дальше будет революция, а я работаю на то, чтобы не было революции, чтобы мы конституционным путем изменили политический курс, то есть победили на выборах. Мы должны спасти страну от того, что она сейчас сползет в тоталитарный тупик.

Би-би-си: Насколько эффективными вы считаете призывы целого ряда оппозиционеров либо не ходить на выборы вообще, либо портить бюллетени и по их количеству определить процент несогласных в стране?

М.К.:Я сам не пойду на выборы. Потому что я руководствуюсь лозунгом "ни капли легитимности данному режиму". Поскольку нынешний режим не собирается, он может, но не будет проводить по этой системе нормальных выборов. Это означает легитимацию узурпации власти в недалеком будущем. И мы не должны им в этом помогать. Приход на избирательный участок и расписаться за полученный бюллетень - это помощь нынешнему режиму. Нынешнему режиму нужна явка, потому что люди боятся совершать массовое уголовное преступление по подделке наших подписей. К сожалению, когда другие организации, как "Другая Россия", говорят: приходите и портите, - это то, что нынешней власти нужно. Главное - расписаться за бюллетень, а дальше вас не должно интересовать. Дальше все сделает сама власть. Но нужно не дать этой власти удерживаться и имитировать легитимность.

Би-би-си: В отличие от "Другой России", СПС и прочих вы решили не участвовать и в маршах несогласных перед выборами. Каковы тут ваши аргументы?

М.К.:Да те же самые. Этот марш организовывается в преддверии выборов и посвящен именно выборам в Госдуму. Во-первых, мы называем это так называемыми выборами. Во-вторых, как можно идти вместе, если мы призываем: ни капли легитимности, а наши партнеры говорят: нет, давайте портите. Фактически, они, не осознавая того, дают эту легитимность. Поэтому это принципиальное политическое разногласие. Мы в хороших отношениях, но есть принципиальное недопонимание по вопросу текущей повестки дня, главного политического события этого года - выборов в Государственную Думу.

Би-би-си: Би-би-си: Вы довольно долго были человеком системы, еще при Горбачеве вы работали в Госплане, при Ельцине вы были замминистра и министром финансов, уже при Путине вы четыре года возглавляли правительство. Почему теперь вы оказались в оппозиции?

Подчеркиваю, что в России никогда не было демократии и рыночной экономики. И когда говорят, что в ельцинские времена была демократия, - это передергивание, пропаганда. Мы в то время начинали строить демократическое государство
Михаил Касьянов
М.К.: Я понимаю ваш вопрос. Быть четыре года премьер-министром, вторым человеком в стране, а после этого стать оппозиционером. В конце февраля 2004 года, когда наше правительство было отправлено в отставку, я по-прежнему считал, что политический курс, который проводился с моим непосредственным участием в течение четырех лет, был правильный, и по-прежнему считаю, что это было так. И мне не стыдно за те дела, которые я приводил в жизнь, когда был главой правительства. И даже после того, как из правительства я ушел, до сентября-октября 2004 года я считал, что Путин совершает серьезные ошибки. Это относится и к Ходорковскому, и к ЮКОСу, и к НТВ, и еще к некоторым вопросам. Но это ошибки исправимые, а курс продолжает оставаться правильным. И только в сентябре-октябре 2004 года я понял, что ошибался, что это уже не ошибки, а произошел осенью 2004 года серьезный поворот в политической жизни страны. А именно - по инициативе президента Путина был инициирован целый ряд законов, которые де-факто меняют конституцию. В первую очередь, это касается выборов в Государственную Думу, но это и отмена выборов губернаторов, и изменение деятельности партий и общественных организаций, и вопрос самоцензуры в прессе стал во весь рост. Это является переломным моментом, и тогда, уже начав заниматься бизнесом после ухода из правительства, завершив 25-летнюю государственную службу, я остановил все эти намерения свободной жизни и решил возвращаться в политику, потому что я не мог мириться с этим поворотом. Поскольку все, что я делал предшествующие десятилетия, - построение иной страны, основанной на демократических принципах и рыночной экономике, которую мы начали строить. Подчеркиваю, что в России никогда не было демократии и рыночной экономики. И когда говорят, что в ельцинские времена была демократия, - это передергивание, пропаганда. Мы в то время начинали строить демократическое государство. Я в большей степени занимался развитием экономики. И много что мы сделали. Все достижения в экономике сегодняшнего периода, которые позволяют стране по-прежнему чувствовать себя спокойно с экономической точки зрения, это все связано с теми реформами, которые мы проводили в 2000-2003 годах. И поэтому мне не за что стыдиться. А то, что произошло осенью 2004 года - это серьезный поворот, неприемлемый для меня вообще. И тогда я прекратил отношения в том числе и с президентом Путиным, а у меня с ним были еще отношения после ухода из правительства, и стал заниматься оппозиционной деятельностью, чтобы не дать возможности стране и нынешнему режиму вести страну в тупик.

Би-би-си: Вы говорите, с одной стороны, об экономических достижениях, с другой стороны - о том, что страна идет не в том направлении. Что же, с вашей точки зрения, ждет российскую экономику?

М.К.:Ситуация ухудшается - и быстрыми темпами, и от кризиса удерживают высокие цены на нефть. Но даже при них негативные явления в российской экономике растут быстрыми темпами. Экономический рост связан с ростом цен на нефть на зарубежных рынках в большей степени, чем это было прежде. Если вы посмотрите на цифры объемов производства нефти и газа, которые являются главной движущей силой экономики, то увидите, что роста добычи нет. Есть даже небольшое сокращение объемов. Это означает, что ценовой фактор и является замером того же самого объема газа и нефти, просто больше это стоит. Поэтому вклад этой цены увеличивается каждый день, но когда через административные барьеры и силовое давление на бизнес и монопольное поглощение секторов экономики, оно превратило рыночную ситуацию в нерыночную фактически, конкуренция сегодня исчезла с российского рынка. Между собой конкурируют по указанию из Кремля государственные компании.

Би-би-си: Аналитики говорят, что и при вас с монополиями не достаточно активно велась борьба, например, указывают на историю со "Связьинвестом"...

Когда расходы федерального и региональных бюджетов растут с темпом в 30-40% в год, не проводя никаких реформ, это означает, что неэффективные расходы просто увеличиваются
Михаил Касьянов
М.К.:В тот период мы ставили "Связьинвест" на приватизацию. Все это было немножко по-другому. Как раз мы и начали реформы по реструктуризации монополий, практически мы их не до конца осуществили, но они по крайней мере продолжаются или что-то в этом роде происходит. Я имею в виду реформирование электроэнергентики, железнодорожного транспорта и газового сектора . По которому дважды пыталось наше правительство реформу запустить, но это единственное, где президент Путин вмешивался непосредственно в мою деятельность главы правительства. Не вмешивался, а, скажем так, настойчиво просил не запускать реформу газового сектора. И поэтому сегодня газовый сектор еще больше монополизирован, чем когда бы то ни было. Но сегодня вы видите, что скупаются и нефтяные активы у частного сектора в пользу так называемых государственных компаний, которые фактически не подконтрольны налогоплательщикам, которые живут своей собственной жизнью, которые ухудшают реальную ситуацию в экономике. Но сегодня всех, конечно, гораздо больше волнует инфляция. Рост цен, который практически вышел из-под контроля у властей. Это признают сами власти. Это признает министр финансов, это признает президент России. Беда. Это случилось даже раньше, чем я прогнозировал, это означает, что скорость движения в пропасть гораздо большая, чем мы предполагали еще полгода назад. Это означает, что негативные тенденции нарастают с очень большим темпом. Когда расходы федерального и региональных бюджетов растут с темпом в 30-40% в год, не проводя никаких реформ, это означает, что неэффективные расходы просто увеличиваются. Это означает, что закладывается очень негативная ситуация под будущее развитие. Любое будущее правительство столкнется с проблемами гораздо худшими, чем нынешние. Поэтому очень важно понимать, что сегодняшнее правительство ответственно за будущие проблемы, а поставь цены на нефть, как они были, когда я покидал правительство - 25, полномасштабный кризис в стране будет уже завтра.




Россия Путина: сезон выборов

ПРЕЕМНИК ОПРЕДЕЛЕН

ИТОГИ ВЫБОРОВ В ДУМУ
АНАЛИТИКА

ОППОЗИЦИЯ

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА





 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги