Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: среда, 18 апреля 2007 г., 19:20 GMT 23:20 MCK
Русское искусство скупают на аукционах
Владимир Козловский
Владимир Козловский
Би-би-си, Нью-Йорк

Обложка каталога аукциона русского искусства Sotheby's
Русское искусство на аукционах, как правило, покупают выходцы из бывшего СССР
Двухдневная распродажа произведений русского искусства на нью-йоркском аукционе Sotheby's превысила ожидания и показала, что цены на творчество русских мастеров продолжают неуклонно расти.

По самым оптимистическим оценкам, торги, проходившие на 7-м этаже здания Sotheby's на 72-й улице, должны были принести 48,5 млн. долларов. Конечный результат превысил этот прогноз более чем на 2 млн.

Девять работ принесли более миллиона долларов каждая. Рекордные цены были уплачены за произведения Константина Маковского, Алексея Харламова, Нико Пиросмани, Оскара Рабина, Бориса Свешникова и Евгения Рухина.

Звездой второго дня было полотно Михаила Нестерова "Видение Святому отроку Сергию", первый вариант которого висит в Третьяковской галерее, а данный был написан художником 32 года спустя к нью-йоркской выставке русского искусства, состоявшейся в 1924 г.

Борьба за эту работу приняла бурный характер.

Как поведал мне прилетевший на торги из Лондона Уильям Макдугалл, владелец аукциона MacDougall's, аукционеры мечтают о том, чтобы под конец за продаваемую вещь боролись два потенциальных покупателя, чье противоборство взвинчивает цену.

Так произошло и на сей раз: слева в зале за Нестерова бился коренастый молодой человек в очках и с серьгой в ухе, а справа - анонимный покупатель, звонивший на аукцион по телефону.

В конце концов, картина досталась молодому человеку с серьгой. К концу дня он оставит в Sotheby's более 8 млн. долларов.

Все покупают своих

Этим крупным покупателем оказался 21-летний киевлянин Сергей Табалов, сообщивший мне, что он учился в Англии в Эссекском университете и в Институте искусств при Sotheby's, а сейчас представлял свою галерею Art Capital и нескольких анонимных покупателей.

Скульптура ''Медведь и Мэрилин'' Леонида Сокова (Фото из каталога аукциона русского искусства Sotheby's)
По словам Леонида Сокова, сам факт выставления на Sotheby's есть немалая удача для художника
Когда цена достигла 3,8 млн. долларов, аукционер, наконец, сказал: "Продано!", - и зал разразился аплодисментами.

В действительности покупатель уплатил больше - 4296000 долларов, поскольку в конечную цену включается так называемая "премия покупателя". Она составляет от 12% до 20% от "молоточной цены", которую фиксирует молоточек аукционера. Молоточком больше не пользуются, но выражение осталось.

В этот день аплодировали еще один раз, когда Табалов купил за 3 млн. долларов картину Константина Маковского "Счастливая Аркадия". Учитывая "премию покупателя", это 3,4 млн. Конечная сумма значительно превысила первоначальную оценку (800000 - 1200000 долларов).

На возвышениях справа и слева от публики сидели на телефонах 17 сотрудниц и один сотрудник аукциона.

Макдугалл сказал мне, что 90% людей, приобретающих у него на аукционе произведения русского искусства, являются россиянами, украинцами или другими выходцами из бывшего Союза.

"Правильно, - подтверждает Леонид Соков, чья скульптура "Медведь и Мэрилин", которую купил у него за 6 тысяч долларов в начале 90-х годов коллекционер Роман Табакман, ушла сейчас за 30 тысяч. - Все покупают своих: американцы - американцев, итальянцы - итальянцев, а русские - русских".

Конкуренция

По словам Макдугалла, одни богатые россияне "возвращают на родину культурное наследие", а другие покупают картины для своих лондонских или парижских особняков.

Художник Виталий Комар (фото В. Козловского)
Если художник умирает, цены на него растут
Виталий Комар, художник
"Мы уже не можем конкурировать с богачами, - посетовала мне замдиректора Русского музея по научной работе Евгения Петрова. - Нам не на что приобретать картины. В нашем бюджете такой статьи нет".

"Они все надеются на бюджет", - насмешливо заметил на это юный Табалов, являющийся человеком новой формации и считающий, что государственные музеи бывшего Союза должны научиться жить на пожертвования богатых сограждан, которые, по его словам, "с радостью дадут деньги", и зарабатывать самостоятельно.

Нынешний рост цен на русское искусство начался в 1997-1998 гг., и с тех пор не унимается. "Это хорошая новость!" - воскликнул художник Виталий Комар в ответ на мое сообщение о том, что старая работа "Козел", которую они с Александром Меламидом когда-то подарили профессору физики Стоуни-Брукского университета Михаилу Гурвичу, продалась за 108 тысяч долларов.

"Если художник умирает, цены на него растут", - глубокомысленно заметил Комар, имея в виду, что они с Меламидом уже несколько лет не работают вместе. Еще более старая работа этого дуэта - "Натюрморт с Марксом и Энгельсом" (1981-1982 гг.) - принесла 132 тысячи долларов.

Хотя из двух работ Сокова ушла лишь одна, он сказал мне, что сам факт выставления на Sotheby's есть немалая удача для художника.

Его, возможно, утешит то, что не нашла спроса и акварель Петрова-Водкина, которую принес на аукцион тот же физик Гурвич. "Новые русские не любят акварели, - объяснила ему сотрудница аукциона. - Им масло подавай".


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

ССЫЛКИ
Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги