Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: пятница, 29 апреля 2005 г., 11:43 GMT 15:43 MCK
Оператор Анатолий Гришко о кино и жизни
Анатолий Гришко
Оператор Анатолий Гришко, известный в Советском Союзе как человек, снимавший первый отечественный фильм ужасов, а потом ухавший в Канаду, не так давно вернулся к работе в России.

Будучи недавно в Канаде он рассказал журналистке из Торонто Людмиле Белецкой о советском кинематографе, его кончине и ренессансе российского киноискусства.


Би-би-си: Что стало вашей первой операторской работой?

Анатолий Гришко: Первая моя картина, где я был главным оператором, была снята в 1978 году - это был первый советский фильм ужасов, его так тогда именовала пресса. Называлось кино "Злой дух Ямбуя". Режиссером был Бунеев, а снят фильм по повести Григория Федосеева с таким же названием - это была история о медведе-людоеде. Действительно страшная - о том, как люди борются с природой, и никто при этом не побеждает - ни человек, ни природа. Снимали мы это все в Якутии.

Этим фильмом я как бы прорубил дверь в самостоятельную работу. Потом снял короткометражный дипломный фильм для моего режиссера Юрия Николаенко - он, кстати, потом стал моим режиссером на многие-многие годы - до сих пор.

С ним мы сняли картину "Тут недалеко" с Юрием Никулиным в главной роли. Несколько лет назад его сын Максим нашел копию в архивах отца, и она буквально прогремела на телевидении как неизвестный фильм с Юрием Никулиным. Неплохая вышла история - о ветеране войны, который приезжает в большой город, ищет своих однополчан, но достаточно безуспешно. Потом находит одного человека. Очень трогательная была картина...

Юрия Владимировича [Никулина] можно было часто встретить на улице, когда он гулял с собаками. Всякий раз рассказывал новый анекдот - он был просто кладезь юмора, шуток
Би-би-си: А как вообще работалось с Никулиным? Легко его было снимать, каким он был в работе?

А.Г.: С Юрием Владимировичем Никулиным нас связывала давняя семейная дружба. Мой отец Валерий Аркадьевич Гинсбург в начале шестидесятых годов снимал с ним фильм "Когда деревья были большими". С тех пор между нашими семьями установились очень теплые отношения. А еще и жили мы по соседству. Каждый Новый год мои родители по традиции ходили в цирк, а Юрия Владимировича можно было часто встретить на улице, когда он гулял с собаками. Всякий раз рассказывал новый анекдот - он был просто кладезь юмора, шуток и работать с ним было очень легко и приятно.

Би-би-си: Вернемся к вашему киношно-послужному списку. Какой фильм был следующим?

А.Г.: Сняли с Юрой Николаенко картину по роману Островского "Рожденные бурей". Чуть не получили за нее премию Ленинского комсомола...

Би-би-си: И что же помешало?

А.Г.: Наверное то, что мы не были членами партии и не вели активной общественной работы. Но картина была очень даже просоветской. Следующей работой стал фильм "Шел четвертый год войны". Там были заняты прекрасные актеры - Людмила Савельева, Николай Сбруев, Николай Алялин, Николай Еременко. Картину до сих пор показывают по телевидению, и она пользуется успехом. Хоть, на мой взгляд, это тоже была агитка по тем временам.

Потом был хит середины восьмидесятых годов - "Досье человека в Мерседесе" - его мы тоже с Николаевым сняли. В этом фильме у нас были заняты четыре народных артиста СССР. А снимали мы эту картину по заказу КГБ.

Они [КГБ], как тогда говорили, курировали картину, консультировали, советовали, как лучше построить отношения советского разведчика и шпионов из-за бугра
Би-би-си: И что это тогда означало?

А.Г.: Теперь через столько лет про это просто смешно вспоминать, но в те годы они, как тогда говорили, курировали картину, консультировали, советовали, как лучше построить отношения советского разведчика и шпионов из-за бугра. Сценарий написали известные в то время журналисты-известинцы Касис и Колосов, которые специализировались на диссидентах того времени, на обличении капитализма.

Меня, честно говоря, даже удивило, что мне доверили эту работу, поскольку так никогда и не был коммунистом, плюс мои родственные отношения с Александром Галичем, который приходится мне родным дядей - он брат моего отца. А вот эти журналисты - Касис и Колосов - писали просто жуткие статьи о Галиче в "Известиях", врали о нашей семье.

И тут нам вместе работать пришлось... Но они про меня не знали, потому что я-то ношу фамилию Гришко - фамилия моей матери, которую я получил в 16 лет по настоянию моего деда, который сказал, что в этой стране лучше быть Гришко, чем Гинсбургом. Когда закончили съемки, на заключительном банкете я поинтересовался у этих журналистов загадкой смертью Галича. Они неприятно удивились, что я оказался его племянником. А потом кто-то из них ответил: он не может сказать, убили Галича в Париже, или это был просто несчастный случай.

Би-би-си: А что, кстати, у вас в семье об этом думают?

А.Г.: Мы редко вспоминаем об этом. Будем считать, что это официальный несчастный случай. В семье же не думают, что это было просто несчастье, скажем так...

Анатолий Гришко
Признаюсь, мне никогда не хотелось стать иммигрантом
Би-би-си: Опять мы несколько отвлеклись от киношной темы.

А.Г.: После "Досье человека в Мерседесе" было несколько других работ, а потом появилась моя любимая - мюзикл на музыку Александра Журбина "Биндюжник и король". Это была, на мой взгляд, просто очаровательная работа с потрясающими актерами - Армен Джигарханян в главной роли!

А время между тем приближалось к девяностым годам. Денег на кино было все меньше и с каждым годом работать становилось все тяжелее. А потом вообще настали гнусные времена - ни делать, ни есть было нечего. Пришлось браться за все, что попадалось, заниматься всякой халтурой. Нужно ведь было как-то жить, кормить семью...

Би-би-си: И тогда в вашей жизни наступил канадский период...

А.Г.: Не представлял, что я могу здесь делать! Но моя жена, работавшая тогда в одном совместном российско-канадском предприятии, сказала: "давай попробуем". Я долго отнекивался, а потом решил: а почему бы и нет? Хотя, признаюсь, мне никогда не хотелось стать иммигрантом. Галич, уезжая, очень звал меня с собой, но я отказался. А тут не устоял...

В результате в 1996 году мы получили канадские иммиграционные визы. Совсем, было, собрались уезжать, и тут мне предложили поработать оператором спортивного канала НТВ плюс. Зарплату дали в тысячу долларов - огромные по тем временам деньги. Не смог устоять. Приехал в Канаду и тут же вернулся. Эта работа на меня очень увлекла!

Вдруг с радостью и некоторым ужасом для себя - меня-то там нет - вдруг обнаружил: идет возрождение российского кинематографа
Би-би-си: Но ведь это же совсем разные вещи - снимать кино и хоккей...

А.Г.: Конечно разные, но тот спортивный опыт очень пригодился мне потом в Канаде, где я стал работать на телевидении, когда пришлось окончательно перебраться сюда. Во-первых, здесь теперь моя семья, во-вторых, в России я не видел никаких шансов на возрождение кино.

Би-би-си: Какой тогда шел год?

А.Г.: Где-то начало 1998 года. Приехал в Торонто, познакомился с людьми, которые помогли мне найти операторскую работу здесь. Снял несколько интересных проектов, работал на местном телевидении...

Би-би-си: Однако не так давно снова вернулись в Москву. Почему?

А.Г.: Примерно до 2003 года даже не помышлял о возвращении в Россию. Но потом из разговоров с друзьями, из интернета вдруг с радостью и некоторым ужасом для себя - меня-то там нет - вдруг обнаружил: идет возрождение российского кинематографа. Причем идет семимильными шагами! И началось это даже раньше. Стал позванивать в Москву, мне говорили: старик, работа есть, но надо быть здесь, а то ведь тебя забывают!

Позвонил Юрию Николаенко - он как раз запускал сериал "Кодекс чести". Он меня пригласил. Я, даже не спросив о материальной стороне дела, согласился.

Би-би-си: А кстати, о материальной стороне. Не будем называть конкретные цифры, просто скажите, заработки здесь и там сопоставимы?

А.Г.: Очень даже близки. Деньги в России платят вполне приличные. Но вся обстановка вокруг - непредсказуема. Это не так, как здесь. Там тебе приносят какой-то контракт и говорят: подпиши, старик, это неважно, так для налогов... основные деньги платят долларами в конвертах. Но и рублевые налоги все платят. Так что, не скажу, что там полное беззаконие. Но все покрыто некой завесой тайны и нанятым работникам, вроде меня, она недоступна. Принцип такой: делай свое дело и ни о чем не спрашивай.

В Канаде мне никогда не стать главным оператором художественного кино, это понятно [...] Но здесь мне тоже многое интересно. Но там, в России, роднее...
Би-би-си: Вы снимали советские художественные фильмы, теперь снимаете популярные российские сериалы. Вы как оператор ощущаете разницу?

А.Г.: Она просто гигантская. Кино стало продюсерским. Раньше все решал режиссер - теперь продюсер главный человек в картине. Он может уволить и режиссера, и оператора, и актеров. Если сочтет нужным. Раньше такого не было. Это точно так, как здесь на Западе. Все с точностью переняли.

Би-би-си: Как насчет съемочной техники?

А.Г.: Все абсолютно новое и все есть. Нет никаких проблем. Люди стали получать хорошую зарплату и работают на совесть. Но опять же все зависит от денег, которые имеет фильм. Есть деньги - у оператора имеются все технические примочки, нет их - лампу на потолке приходится подвешивать по старинке.

Би-би-си: Там, в России, как понимаю, есть нынче творчество без стабильности. Здесь в Канаде у вас может быть стабильность и творческие проблемы - есть же вещи, которые просто скучно снимать, правда? Дилемма, однако...

А.Г.: В Канаде мне никогда не стать главным оператором художественного кино, это понятно - и опыт не тот, и возраст уже, и язык. Но здесь мне тоже многое интересно. Но там, в России, роднее...

Би-би-си: Спасибо и удачи вам - здесь и там.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры