BBCRussian.com
BBCi NEWS   SPORT   WEATHER   WORLD SERVICE   A-Z INDEX 
Áè-áè-ñè - Ðóññêàÿ ñëóæáà   Поиск по сайту
 
Главная  
Экономика  
Технологии  
Арт-квартал  
Люди  
Альбион  
Пресса  
Форум  
Проекты  
Learn English  
Радио
Передачи  
Частоты  
НовостиЗвуковой файл
РадиусЗвуковой файл
Новый деньЗвуковой файл
Мир сегодняЗвуковой файл
Бизнес-классЗвуковой файл
Уэст-эндЗвуковой файл
СеваоборотЗвуковой файл
Для пользователя
Обратная связь  
О сайте  
Без графики  
 Четверг, 13 февраля 2003 г., 15:50 GMT 18:50 MCK
О смерти тела и языка
Патрис Шеро
Патрис Шеро на Берлинале
Знаменитый французский режиссер Патрис Шеро представил на Берлинском фестивале свою новую картину "Его брат".

Фильм оказался очень грустным и тяжелым, но критикам понравился. Режиссер, а в этом году еще и президент жюри Каннского фестиваля дал в Берлине интервью корреспонденту Би-би-си Илье Архипову.

Би-би-си: Что Вы исследуете в своем фильме?

Патрис Шеро: Мне интересна реальность. Я стараюсь понять действительность. Мне интересно, как болезнь может изменить жизнь человека, его отношения с другими людьми, все его чувства. И как все меняется в зависимости от того, как легли карты. Мне было также очень интересно исследовать отношения между двумя братьями. Я думаю, что братство, когда вас, например, двое в семье - это великая вещь, это иногда самая прекрасная вещь, которая может быть в вашей жизни.

Би-би-си: И все-таки главное в фильме - это тема смерти?

П.Ш.: Жизнь очень хрупка и воля к жизни также. Не у каждого хватает сил бороться с болезнью. Конечно, если вы боретесь, то вы дольше проживете и, может быть, даже выздоровеете, но в моем фильме речь идет о том, как прекрасный молодой человек с яркой и незаурядной личностью делает для себя совсем неожиданное открытие - он обнаруживает, что у него нет нужной силы. Он открывает для себя мир собственной слабости и пассивности. Это кошмарное открытие. Когда я снимал фильм, то спрашивал сам себя, а как бы я реагировал на подобную ситуацию, чтобы я делал на месте больного, хватило бы у меня сил для борьбы? На этот вопрос я так и не смог ответить.

Би-би-си: Предваряя свой фильм, Вы написали, что это также фильм о теле. Говорят, что тело - это икона человеческой души. Вы согласны?

П.Ш.: Я полностью согласен с тем, что тело - это икона души. Это прекрасно. Будьте осторожны, я буду использовать теперь это выражение во всех моих интервью (смеется). Но не забудьте о лице. Оно также часть тела. Это моя работа - лица и тела. Это работа режиссера - поместить тела вместе или отдельно в пространстве, в пустом пространстве. Наполнить пространство телами и организовать эту жизнь. Мы стараемся воспроизвести жизнь, как она есть, конечно, мы не снимаем настоящую жизнь, но мы стараемся воспроизвести ее, чтобы сделать ее более понятной и приемлемой. Это моя la matier premiere, тело - это la matier premiere для меня. Мы все здесь любим или не любим тела других людей, мужские и женские.

Би-би-си: Почему в "Его брате" Вы делаете слабыми мужчин. Да, и в "Интиме", который два года назад Вы также привезли в Берлин и завоевали три приза, проигрывает мужчина. Почему?

П.Ш.: Я не делаю мужчин слабыми, я просто показываю, как они слабы, потому что они действительно слабы. Это страшная болезнь полагать, что у вас есть сила, мы это можем видеть хотя бы на примере Америки. "Интим" - это пример того, как мужчина слабее женщины. Это был действительно фильм о разнице между мужчиной и женщиной. Это два разных континента. Кстати, есть одна общая для всех режиссеров в мире проблема - как далеко мы можем зайти в описании секса. Какого рода тайну мы можем затронуть или оживить, а какую нет, когда двое людей занимаются любовью. Ответ на этот вопрос искал еще Бергман. Конечно, он показал немногое, а я зашел дальше.

Би-би-си: Вы рассчитываете на призы Берлинале и в этот раз?

П.Ш.: Нет, в этом году у меня очень маленькие шансы. Все-таки два года назад я получил столько призов за "Интим".

Би-би-си: Так или иначе, но в Берлине Вы все равно выступаете в качестве потенциального призера. Между тем сейчас у Вас ест и другое амплуа. Вы согласились стать президентом жюри Каннского фестиваля в этом году. Так ли Вам нужно это признание?

П.Ш.: Люди, которые говорят, что они никогда не хотели никакого признания, лгут. Иногда, возможно, по глупым причинам, но вы хотите признания. Мне это признание не было прямо так уж необходимо, но вместе с тем у меня была совсем детская рана, у меня было ощущение, что в течение 20 лет меня не принимали в киномире и вдруг оказывается, что приняли.

Я бы никогда не согласился войти в состав жюри, но стать президентом жюри - это уже совсем другое дело. Мое признание будет зависеть от результатов фестиваля. Может, все скажут; "Ах, этот глупый президент и кому он только всучил Золотую Пальмовую ветвьї". В конце концов, быть президентом любого жюри приятно хотя бы, потому что это возможность провести десяток дней, смотря одни фильмы. Обычно я не смотрю фильмы, я их снимаю.

Би-би-си: Какой, кстати, Ваш следующий проект?

П.Ш.: Я уже два года говорю, что сниму фильм про Наполеона и сейчас я, правда, этим занимаюсь. Я бы не сказал, что я чувствую себя свободным в этом проекте - при огромном бюджете в 30 миллионов долларов полной творческой свободы быть не может. В этом году я сделал новый сценарий "Наполеона", но я до сих пор не уверен, что еще интересного можно сказать о Наполеоне.

Би-би-си: Вы довольны тем, как сейчас обстоят дела в кино в целом? Куда и к чему оно катится?

П.Ш.: Есть два типа кино, два языка в кино. Один - это кино развлекательное, которое, в основном, делают американцы, а иногда и европейцы, имитируя американские стандарты. И есть другой тип фильмов, которым я, к своему несчастью, и занимаюсь - это линия Бергмана, Феллини, это более европейское кино. И один из этих типов кино медленно убивает другой. Все наши фильмы сейчас уже делаются для телевидения и на телевизионные деньги, так что мы медленно убиваем сами себя. Я не знаю, как долго это "медленно" будет продолжаться. Дело в том, что на нашем язык говорит все меньше людей, язык европейского кино постепенно становится мертвым языком, как латынь или греческий. Все больше людей понимают только один язык - язык американских фильмов.


Материалы по теме:

Ссылки:


Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов

 Отправьте эту страницу другу

 Вернуться Вернуться   Би-би-си - Русская служба
 Пишите нам: russian@bbc.co.uk
© BBC
BBC World Service
Bush House, Strand, London WC2B 4PH, UK.

Новости, аудио и информация на 44 языках