БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: пятница, 28 ноября 2008 г., 11:39 GMT 14:39 MCK
Россия не откажется от развития нанотехнологий
Мини-субмарина внутри артерии
Мы готовы вложиться в проекты, может быть, не очень перспективные в финансовом смысле, но дающие социальный эффект. Например, выпуск недорогих лекарств для населения - аналогов тех, что мы дорого покупаем за границей
Александр Лосюков,
РОСНАНО
Российские власти неоднократно говорили, что намерены инвестировать в инновации - однако что будет с этими планами в период кризиса?

Созданная недавно госкорпорация РОСНАНО собиралась направлять миллиарды долларов на поддержку инновационных проектов. Но найдутся ли сейчас деньги?

Экономический обозреватель Русской службы Би-би-си Кирилл Сухоцкий встретился с заместителем генерального директора и членом правления РОСНАНО Александром Лосюковым.


Би-би-си: Что такое РОСНАНО? Зачем вообще понадобилась такая государственная корпорация?

Александр Лосюков: Нанотехнологии позволяют производить продукты, способные революционизировать экономику, причем не только отдельных стран, но и мира в целом. Осознание этого еще не проникло в широкие массы, но оно будет проникать вместе с продукцией, которая начнет изменять повседневную жизнь простых людей.

Государство выделило значительные средства, которые поместило в капитал РОСНАНО. По сути дела, корпорация является крупным инвестиционным фондом с капиталом около пяти миллиардов долларов. Эти деньги должны использоваться исключительно для развития нанотехнологий.

Примерно соизмеримую сумму - порядка шести миллиардов долларов - государство направляет на поддержку соответствующих научных разработок.

Таким образом, на ближайшие 3-4 года выделено около 11 миллиардов долларов - и эти деньги не будут отозваны даже в связи с нынешней тяжелой финансовой и экономической ситуацией.

Чем занимается РОСНАНО?

Би-би-си: Какими проектами уже занимается, или намерена заняться РОСНАНО?

А.Л.: У корпорации нет ни лабораторий, ни заводов, ни фабрик - это просто инвестиционный фонд. Но этот инвестиционный фонд призван вкладывать именно в производство.

Мы выступаем в роли соинвестора, причем миноритарного - должен быть еще соинвестор из частного бизнеса обязательно. В этом есть глубокий смысл, потому что частный бизнес и должен развивать нанотехнологии, а не государство.

Вмешательство государства в данный процесс - это в общем-то вынужденный шаг, сделанный в силу того, что частный бизнес, по крайней мере у нас в Российской Федерации, в данных исторических условиях не очень-то идет в рисковые, новые области развития. А делать это надо обязательно. Поэтому государство выделяет средства и вовлекает таким образом частный бизнес.

Би-би-си: Вы говорите, что это рисковый бизнес. Значит, государство рискует?

А.Л.: Я думаю, что государство, хорошо оценивая и понимая перспективы нанотехнологий, в принципе ничем не рискует.

Если посмотреть на мировые тенденции, то мы увидим, что с 2004 по 2007 год мировой объем рынка нанопродукции вырос с 500 миллиардов долларов до полутора триллионов. Доля нашей продукции сейчас - 0,07%. Понимаете? Мы очень отстали в этом смысле, хотя у нас есть хорошая фундаментальная наука, которая занималась нанотехнологиями очень давно.

Би-би-си: А на какую долю рынка вы рассчитываете, когда проект наберет силу?

А.Л.: Мы рассчитываем к 2015 году производить порядка трех процентов. Это очень амбициозная задача.

Конструкция из атомов углерода
Люди научились собирать конструкции из атомов
Би-би-си: Вы говорили о российской - вернее даже, советской фундаментальной науке, которая была известна всему миру. Этот потенциал не утерян?

А.Л.: Слава богу, он не утерян окончательно. За последнее десятилетие-полтора из России уехали тысячи ученых, достаточно активных и способных. Уехали они потому, что хотели работать, а возможности у нас такой не было. Вот эти ученые уехали и активно сейчас работают за границей. Мы с ними поддерживаем контакты, и многие из них хотят поучаствовать в развитии этого проекта.

Би-би-си: Если к вам придет человек либо компания с Запада и скажет: мы хотим внедрять вот такую и такую разработку в России - вы будете с ними сотрудничать? Или это фонд только для российских разработчиков и российских компаний?

А.Л.: Нет, у нас нет никакого дискриминационного подхода к иностранным коллегам. Те, кто хочет сотрудничать с нами, получают те же условия, на которых мы работаем с российскими учеными и компаниями, с теми, кто подает заявки внутри России.

Выгодность работы с нами в том, что мы можем предоставить достаточно большие деньги разработчикам на достаточно длинный период и под весьма низкий процент.

Единственное условие, которое мы выдвигаем - это чтобы либо вся продукция производилась в России, либо хотя бы часть какая-то этого производства располагалась в России.

Деньги будут!

Би-би-си: РОСНАНО полностью финансируется из бюджета. Вы уверены в этом источнике финансирования? Нынешний кризис никак не повлияет на ваши обширные планы?

А.Л.: Действительно, деньги выделены из бюджета - но эти деньги из бюджета уже ушли и в бюджете больше не учитываются. Прелесть нашей ситуации в том, что в условиях кризиса эти деньги уже не могут изыматься из корпорации.

Би-би-си: Вы заинтересованы в прибыльности своих вложений?

А.Л.: Безусловно, мы заинтересованы, чтобы создавалось прибыльное, рентабельное производство, чтобы деньги эти возмещались. Работа корпорации состоит в том, что мы вносим свой вклад в развитие какого-то производства и следим за тем, чтобы оно развивалось.

На этапе, когда производство запускается, начинает работать и давать прибыль, мы отказываемся от своей доли, продаем ее частному инвестору и возвращаем деньги, которые вложили.

Анатолий Чубайс (фото с сайта http://www.rao-ees.ru)
РОСНАНО возглавил Анатолий Чубайс, считающийся одним из ведущих менеджеров России
Таким образом, капитал, который государство выделило, расходуется, но на условиях возмещения потом.

Бывают, конечно, проекты, которые трудно окупить. Мы готовы вложиться в проекты, может быть, не очень перспективные в финансовом смысле, но дающие социальный эффект. Например, выпуск недорогих лекарств для населения - аналогов тех, что мы дорого покупаем за границей.

Би-би-си: Есть у России перспективы превратиться из страны с сырьевой экономикой в страну с инновационной экономикой? Имеются для этого ресурсы?

А.Л.: То, что у нас есть ресурсы для этого - совершенно ясно. Я имею в виду не природные ресурсы - хотя они тоже есть.

Вообще-то говоря, торговать пенькой и качать нефть - не очень перспективное направление.

Когда-то появятся новые источники энергии, новые технические приемы. Пенька будет не нужна - будут какие-то нано-веревки делаться.

Нефть заменится энергией, получаемой от солнца и трансформируемой в электричество.

Вот к этому моменту нам уже сейчас надо готовиться - и то, что мы сейчас зарабатываем на нефти и газе, вкладывать в инновации.

То, что это требуется делать сейчас, даже в условиях кризиса - это абсолютно понятно каждому разумному человеку. Потому что кризис пройдет, а если мы не будем заниматься инновационными направлениями, то лишь увеличим наше отставание от других стран.

В конце концов, если такой линии придерживаться, можно просто прийти в тупик, когда твоя экономика будет абсолютно неработоспособной и неконкурентоспособной. И тогда ни нефть тебя не спасет, ни газ, ни что другое.



Спецпроект о кризисе в России







 




МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
Мифы и реальность нанобудущего
29-07-04 |  Наука и техника


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги