БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: вторник, 25 ноября 2008 г., 13:29 GMT 16:29 MCK
Российская нефть - лекарство от кризиса?

Просмотр в отдельном окне

как получить ссылку на Flash player

В рамках специального проекта "Цена кризиса для России" мы обращаем внимание на различные секторы российской экономики. Однако один из секторов - нефтяной - всегда называется номером один.

Редактор бизнес-отдела Русской службы Би-би-си Кирилл Сухоцкий встретился в Москве с экспертом по российской нефти, партнером компании RusEnergy Михаилом Крутихиным.


Би-би-си: Экономический рост в России последних восьми лет был неразрывно связан с ростом нефтяных цен. Что будет сейчас, когда цены на нефть падают, а кризис разгорается все сильнее? Поможет ли "нефтяная подушка" пережить кризис?

Михаил Крутихин: Можно вспомнить высказывание представителя одного из крупных московских банков, который в интервью западным журналистам сказал, что российские чиновники приняли высокие цены на нефть за свою гениальность в управлении экономикой.

Действительно, высокие цены на нефть помогли России накопить значительные резервы, но из-за того, что копились эти резервы, не оставляя ничего нефтегазовым компаниям, сейчас в нефтегазовой промышленности сложилась довольно опасная ситуация, когда недостаточно средств вкладывается в разведку и добычу.

И поскольку правительство не проявляет никакой заинтересованности в том, чтобы изменить эту ситуацию, все шаги, которые провозглашаются, фактически - как мертвому припарки.

Российские чиновники приняли высокие цены на нефть за свою гениальность в управлении экономикой
Михаил Крутихин
Я думаю, что инвестиционный климат - даже для российских компаний, не говоря уже об иностранных инвесторах - совершенно не благоприятствует тому, чтобы развивать нефтедобычу.

Би-би-си: Добыча фактически падает...

М.К.: Можно вспомнить, что в апреле министерство энергетики предсказывало, что в этом году мы добудем 500 млн. тонн нефти. В августе прогноз был сокращен до 491 млн. тонн - как в прошлом году.

А когда я был в том же министерстве, то его сотрудники на ушко сказали, что на этот момент у нас отставание от этих планов примерно 20 млн. тонн.

Я думаю, нам очень повезет, если реально к концу года мы добудем 475-480 млн. тонн.

И несмотря на заверения министра финансов в том, что в будущем году мы будем увеличивать добычу нефти, пока ничего об этом не говорит. Сообщения с мест свидетельствуют о том, что нефтяные компании сокращают добычу, закрывают нерентабельные скважины.

Посудите сами: из цены на нефть 70 долларов за баррель - пусть будет оптимистично - вычтем два главных налога, налог на добычу полезных ископаемых и экспортную пошлину. У нас останется 23 доллара и 33 цента. Из этого еще нужно вычесть пять долларов на транспортировку. Потом комиссия трейдера. Фрахт - это еще пятерка.

Хорошо, если останется 9-10 долларов. Но надо вычесть другие налоги - "социалку", и не случайно Россия стоит на 131 месте по коррупции - надо не забывать государственных чиновников, которые свое хотят взять.

И когда мы приходим к устью скважины и начинаем смотреть, сколько же у нас осталось так называемых lifting costs - то есть себестоимость добычи этой нефти, то мы видим, что рентабельна такая нефть, добыча которой обходится в 1 доллар за баррель. А такой нефти в России нет.

Самая дешевая в России нефть - давайте поверим "Роснефти", которая говорит, что у них из фонтанирующих скважин идет нефть себестоимостью 2,3-2,4 доллара.

Би-би-си: А некоторые говорят о шести долларах?

М.К.: Может быть и шести, но я знаю проекты, где и 25 долларов стоит поднять баррель нефти с глубины. Естественно, такие скважины надо закрывать. Кроме того, крупные месторождения чрезвычайно редко открываются, так что легкой нефти и дешевой нефти в России практически нет.

Би-би-си: Это значит, что и легкой нефтяной прибыли российская экономика будет получать все меньше и меньше?

М.К.: Если сократят налоги, то, может быть, будут и нормальные прибыли. Ведь у нас странные налоги в нефтяной области. Складывается впечатление, что люди совершенно не заботятся о долгосрочной перспективе. Где-то через пять-семь лет совершенно неизвестно, что будет.

Судя по всему, людям в правительстве необходимо выдоить эти нефтяные компании до последнего, совершенно не заботясь о том, кто будет добывать там нефть через какое-то время. То есть получить сейчас быстрые деньги, а дальше хоть трава не расти.

Би-би-си: Это значит, что сейчас Россия добывает нефть на пределе возможностей и нефть закончится быстрее, чем у других?

М.К.: Можно процитировать министерство энергетики, которое в прошлом году сказало, что нефти хватит на 17 лет. Были и другие заявления - что нефти хватит только на 14 лет.

Но к этим прогнозам нужно относиться осторожно, потому что многое будет зависеть от цен. Если неожиданно цена нефти вырастет до заоблачных высот, то, возможно, правительство начнет оставлять что-то нефтяникам.

Чем успешнее ваш проект в России, тем больше шансов, что его просто украдут
Руперт Мердок
медиа-магнат

Но я не могу похвастаться особым оптимизмом, поскольку помимо цен, налогов и этой правительственной политики есть и другие опасности в инвестиционном климате России.

Во-первых, это рейдерство, о котором недавно говорил господин Медведев и о котором говорят иностранные компании.

Примеров этого довольно много. Мы помогли одной замечательной иностранной государственной нефтяной компании организовать совместное предприятие в Западной Сибири, и оно до сих пор прекрасно работает, но это уже не совместное предприятие, а совсем другая компания.

Мы много времени на этот проект, но через три месяца после того, как мы начали работать, к нам пришли товарищи и сказали: "Нам очень нравится ваш проект". Но они быстро поняли и ушли.

Но если проект понравится какому-нибудь дяденьке, который является соседом по дачному участку с каким-нибудь российским руководителем, то этот проект обречен.

Я вспоминаю Руперта Мердока - когда он выводил свой бизнес из России, он сказал замечательную фразу: "Чем успешнее ваш проект в России, тем больше шансов, что его просто украдут".

Би-би-си: Если нефть действительно кончится, то это будет иметь грандиозные последствия для российской экономики?

М.К.: Это будет иметь революционизирующие последствия не только для экономики, но и для политики. Поскольку сейчас политики не очень задумываются о своем далеком будущем, но когда опасность краха, кризиса приблизится на несколько месяцев, то придется задуматься.

И, возможно, кризис станет грозой, которая все это оздоровит, и заставит каким-то образом радикально пересмотреть подход к нефтегазовой отрасли.



Спецпроект о кризисе в России







 





 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги