БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 24 ноября 2008 г., 12:46 GMT 15:46 MCK
Уверенность в экономике может быть важнее ресурсов
Русская Служба Би-би-си начинает специальный проект "Цена кризиса для России". В течение двух недель в нашем эфире и на нашем сайте BBCRussian.com мы будем предлагать вашему вниманию специальные репортажи наших корреспондентов из Омска и Новосибирска, Сочи и Иванова, Воронежа и Москвы.

Мы постараемся узнать, какой окажется цена нынешнего экономического кризиса для разных российских регионов и отраслей российской экономики. Мы также познакомим вас с тем, как оценивают ситуацию известные российские и западные экономисты.


Производственная линия по выпуску сторублевых банкнот
Кризис нанес серьезный удар по позициям российской валюты
Главный редактор наших бизнес-программ Кирилл Сухоцкий встретился в Лондоне с Натальей Лещенко, главным специалистом по России в компании Global Insight, считающейся мировым лидером в финансовой аналитике.

Би-би-си: Очень много российских чиновников еще недавно говорили, что Россия способна пережить этот кризис, что Россия никак или почти никак не связана с западной экономикой, что Россия способна противостоять всем этим бурям и никак этот кризис ее не затронет. Почему получилось иначе?

Н. Л.: То, насколько сильно кризис затронул Россию, стало сюрпризом для многих, не только для российских чиновников. Даже с нашей точки зрения кризис развился быстрее, чем мы ожидали, и затронул экономику глубже, чем это можно было предположить. Почему так получилось?

Многие видят и хорошую сторону в этой ситуации: говорят, что Россия много больше интегрирована в мировую экономику, чем полагали даже те люди, которые должны были ее администрировать.

Но ситуация сейчас такова, что нужно думать о том, что может произойти. Нужно, разумеется, ясно видеть, что происходит уже сейчас, и российские чиновники реагировали достаточно быстро - надо отдать им должное - и достаточно щедро, как мы все видели. Но вопрос в том, достаточно ли того, что они сделали.

Вечная проблема России - насколько хорошо в принципе позитивное решение претворяется в жизнь.

Би-би-си: Насколько правильны те шаги, которые предпринимает российское руководство?

Н. Л.: Давайте посмотрим. То, что в банковский сектор были направлены серьезные ресурсы в размере около 75 млрд. долларов, - решение в принципе правильное. К чему оно привело? Частично оно привело к тому, что стали консолидироваться компании в банковском секторе, то есть банки стали покупать банки, стало происходить нормальное, логичное укрупнение, и в этом плане ситуация несколько похожа на ситуацию в Соединенных Штатах.
То, насколько сильно кризис затронул Россию, стало сюрпризом для многих, не только для российских чиновников
Наталья Лещенко
Global Insight

И в принципе это можно было бы приветствовать, если бы не стало известно, что те же крупные банки, получив ресурсы, которые они должны направлять на кредитование малого и среднего бизнеса, на кредитование строительства, придерживают эти деньги для приобретения других банков. То есть даже при хороших намерениях ситуация может развернуться несколько иначе, чем ожидалось.

Би-би-си: Что может произойти в России в течение ближайших месяцев? Кризис еще может углубиться? Банковский кризис - он только грозит или уже наступил?

Н. Л.: Работа таких агентств как наше - это видеть негативные стороны, стараться их предвидеть. Сейчас мы концентрируемся на реальном секторе, потому что именно в нем последствия могли бы быть самыми неприятными.

Что мы видим из вещей, которых нужно опасаться или как-то реагировать на них? Это, во-первых, снижение активов у предприятий. Им нужны деньги, они начинают продавать активы, стоимость падает и, соответственно, падает ценность экономики в целом.

Далее - предприятия предпочитают не платить друг другу по долгам, предпочитают откладывать, сохранять валютные резервы, особенно резервы в американских долларах, что создает снежный ком взаимной задолженности предприятий, который - на фоне отсутствия здоровых банковских кредитов - ведет к замораживанию экономических отношений, к замораживанию строительства, что негативно отражается на потребителях в целом.

Это все плохо еще и потому, что 10 лет назад Россия смогла выбраться из этой ситуации за счет монетизации экономики, за счет резко возросших цен на нефтяное и газовое сырье. А сейчас, поскольку цена на нефть падает, монетизация экономики менее вероятна и она будет менее легкой.

Во-вторых, вечная российская проблема коррупции. Даже президент Медведев говорил в послании Федеральному собранию, что ресурсы, которые направляются банкам и в экономику, по дороге как бы теряются.

Если у российских чиновников будут деньги, на наш взгляд, они будут их тратить, чтобы поддержать этот "добрый" имидж российской экономики
Наталья Лещенко
Дело даже не в этом: все время усиливается роль государства в том, что касается определения приоритетных проектов, приоритетных компаний, которые надо поддерживать. И совсем не факт, что оно сможет с этой задачей эффективно справиться. В конце концов, мы имеем достаточно серьезный опыт Советского Союза и советской экономики.

То есть, могут быть неправильно определены приоритеты, и определяться они могут не совсем очевидным путем. И чем больше усиливается роль государства в экономике, тем более будет возрастать давление на государство как игрока, который обеспечивает социальный сектор.

Бюджету государства нужны будут деньги и, может быть, правительство само начнет продавать активы, которые оно сейчас приобретает. Соответственно, мы опять можем придти к ситуации, когда за деньги отдавались акции.

Би-би-си: В условиях кризиса финансирования, который может грозить российской экономике, могут ли предприятия обратиться к правительству и попросить его предоставить им деньги - так же, как была предоставлена ликвидность банкам?

Н. Л.: С их точки зрения, было бы разумно это делать и, если бы я была директором предприятия, я бы так и поступила. Если есть возможность получить финансирование от государства в такой нелегкой ситуации, почему бы не попробовать это сделать?

Тюмень, нефтяной насос
Правительство готово спасать реальный сектор экономики
Би-би-си: Есть ли какие-то признаки, что российское государство может пойти этим путем и пожертвовать значительными бюджетными средствами ради того, чтобы избежать коллапса реального сектора экономики?

Н. Л.: В принципе это уже происходит, и тут не надо забывать о достаточно серьезной идеологической составляющей. Российские чиновники любят хвастаться, гордиться своими результатами. И в данном случае для них "захлопывание" экономики было бы неприятным и неприемлемым, и если у них есть ресурсы, если у них будут деньги, на наш взгляд, они будут их тратить, чтобы поддержать этот "добрый" имидж российской экономики.

Би-би-си: Если посмотреть на цифры, то с начала августа, начала российско-грузинского конфликта, российское правительство потратило четверть своих золотовалютных резервов. Может ли так случиться, что они будут полностью потрачены?

Н. Л.: На эмоциональном уровне русские, кажется, на это способны. Просто исходя из каких-то культурных вещей: здесь и широта русской души, и необходимость поддержания собственной репутации, готовность пойти на жертву, чтобы чувствовать себя хорошо, чувствовать себя на плаву.

С экономической точки зрения надо сказать, что у России запасы очень большие - вторые или третьи по величине в мире. То есть у них есть, на что гулять, есть что тратить!

Те, у кого есть смелость и ресурсы выступить вперед, станут лидерами через 5-10 лет и выиграют в большой степени
Наталья Лещенко
И несмотря на этот эмоциональный аспект, в российском руководстве есть очень трезво мыслящие, очень жесткие люди. В частности, министр экономики Алексей Кудрин известен тем, что умеет сдерживать государственные расходы и будет делать все возможное, чтобы такую политику продолжать.

Би-би-си: Нам удалось задать один вопрос Алексею Кудрину. И он нам дал совет, что делать во время кризиса. Он сказал, что необходима умеренность (это слово он повторил несколько раз за 20 секунд), что предприятиям не надо начинать никаких новых проектов, а необходимо разбираться со старыми. Это и будет та идеология, которой будет придерживаться российская промышленность?

Н. Л.: Это совершенно очевидная идеология, которой придерживаются и предприятия, и государство, и люди - не только в России, но и везде. Инстинктивная реакция многих - спрятать, что называется, щупальца и пережидать. Но это не значит, что так будут поступать все. Те, у кого есть смелость и ресурсы выступить вперед, станут лидерами через 5-10 лет и выиграют в большой степени.

Би-би-си: Насколько тяжелым и глубоким будет этот кризис? Все говорят об Америке, Европе и забывают про Россию. А в России просто не любят это слової

Н. Л.: То, что сейчас происходит в мире, мы рассматриваем не только как финансовый кризис. Меняется мир, меняется структура, меняются не только экономика и финансы, меняется и политика. Система международных отношений под эгидой ООН дает все более очевидные трещины.

Конечно, это влечет разрушительные последствия как в прямом, так и в переносном смысле. И мы пока не знаем, что возникнет в результате этого процесса, поэтому мы говорим, что лидеры должны сейчас выступить вперед со своими заявлениями, со своими программами.

Год, два, три, может быть, пять - достаточно актуален вопрос, будет ли большая война. Будем надеяться, что большой войны не будет. Речь идет не только о финансовом кризисе - просто мир меняется.

Тюмень, нефтяной насос
Правительство готово помогать реальному сектору экономики
Би-би-си: Если посмотреть на краткосрочную перспективу, существует ли возможность - в рамках отстраивания этого чего-то нового - коллапса чего-то существующего в России? Реальной экономики, финансовой системы, национальной валюты?

Н. Л.: Мы считаем, что структурные основания у российской экономики достаточно крепкие. Мы понимаем, что она уязвима с точки зрения цен на нефть, с точки зрения инфляции. Но в целом мы по-прежнему считаем, что российская экономика способна выдержать такой кризис и не обратиться в прах.

Все-таки в реальном секторе экономики есть серьезные активы, есть желание, есть воля, есть энергия. В этом и состоит позитив и надежда на нормальное развитие в будущем.

Би-би-си: В России экономические реалии тесно связаны с политическими. В обращении к Федеральному собранию президент Медведев критиковал Америку, говорил, что она виновата в этом финансовом кризисе. Может ли это означать, что вина за кризис в России будет возложена на какой-то удобный образ внешнего врага?

Н. Л.: У российского правительства сейчас достаточно сильная позиция, чтобы искать внешних врагов и пытаться возлагать на них ответственность и вину. Дело в том, то Россия по-прежнему придерживается курса на то, чтобы стать активным игроком на международной арене, и обращается к Америке с точки зрения равного и, может быть, более мудрого партнера.

Россия, безусловно, всегда претендовала на мировое лидерство и сегодня она имеет возможность об этом заявить
Наталья Лещенко
Это достаточно понятный и простой ход российской дипломатии - стоять на своем, придерживаться своего мнения, заявлять о нем, пока тебя не начнут слушать. И это именно то, что сделал президент Медведев.

Би-би-си: Кроме этого, Медведев сказал, что нужно создать систему, которая была бы альтернативной американской системе, американскому доллару. Означает ли это, что Россия может отказаться от доллара и перейти к расчетам за торговлю нефтью в рублях?

Н. Л.: Медведев упомянул этот вопрос в своем послании, и очень интересно, что в июле следующего года появится домен в интернете РФ на кириллице. Россия, безусловно, всегда претендовала на мировое лидерство и сегодня она имеет возможность об этом заявить.

Би-би-си: Но есть ли для этого ресурсы?

Н. Л.: Что-то есть. Это не совсем безосновательное заявление. Уверенность есть. И зачастую в мировой практике оказывалось так, что уверенность важнее экономических ресурсов.



Спецпроект о кризисе в России







 





 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги