БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: понедельник, 22 сентября 2008 г., 14:28 GMT 18:28 MCK
Как я беседовала с московскими гастарбайтерами
Роза Кудабаева,
Русская служба Би-би-си

Редакционное задание было очень простым: поговорить с трудовыми мигрантами в Москве и записать четыре коротких монолога о житье-бытье гастарбайтера.

Дворник Бегали
Мигранты презжают в Москву не за легкой жизнью, а чтобы заработать на жизнь
Однако на поверку это оказалось не таким легким делом. Мигрантов-то в Москве, особенно из Центральной Азии, хоть пруд-пруди. Только вот давать интервью большинство из них отказывались. Типичных объяснений было несколько: "плохо говорю по-русски", "а зачем мне это нужно", "как бы чего не вышло..."

Из разговоров с гастарбайтерами я сделала для себя кое-какие выводы.

Во-первых, мигрантов в Москве не просто много, а очень много. По меньшей мере, такое складывается впечатление. Работают они в самых разных местах. Начиная с уже "классических" профессий дворника, грузчика и строителя и заканчивая такими, как техник по установке кондиционеров, официант, няня, продавец, сиделка, уборщица и так далее.

Возраст большинства моих собеседников был около 20-30 лет. Если говорить о том, откуда они приезжают, на первом месте - Киргизия, причем в Москве очень много именно женщин-мигрантов из этой страны. Из Узбекистана приезжают, как мне показалось, в основном мужчины. Было немало представителей Таджикистана. А вот мигрантов из Казахстана и Туркмениии мне не удалось встретить ни разу.

Конечно, все они приезжают не в погоне за красивой жизнью, а из-за насущной необходимости. Нужно заработать - кому на то, чтобы прокормить семью, кому - на постройку дома или покупку машины, кому на образование детей, а кому и на открытие своего бизнеса на родине.

И еще, приезжают своеобразной "цепочкой": первопроходцы, устроившись на работу и более-менее обосновавшись, вызывают родных или друзей и уже сами помогают им обжиться.

В ходе поисков мигрантов мне удалось поговорить и с теми, кто пользуется их услугами, а также с россиянами, которые, несмотря на наличие паспортов с двуглавым орлом, чувствовали себя "вечными мигрантами".

А как поехать работать в Британию?

Самыми оптимистичными были мигранты помоложе. Киргиз по имени Исмат провел в Москве чуть меньше года. Устроился, по его словам, очень удачно - грузчиком в ресторане.

Исмат
Исмата интересовало, как попасть на работу в Лондон
Так что проблем с едой нет, - сказал он. И на отношение москвичей Исмат тоже не жаловался. Жилищные условия у него оказались довольно стесненные: 12 человек в трехкомнатной квартире.

Но, как мне показалось, парня это особенно не беспокоило. Насчет притеснений со стороны властей, либо про нападки скинхэдов Исмат, по его словам, не слышал.

Только когда я уже закончила запись и отключила диктофон, поинтересовался: "А у вас в Британии тоже милиция может любого остановить?" Хотелось Исмату знать и про то, как попасть на работу за границу. Но пока из Москвы он уезжать, по-моему, не собирался.

Рассказ Исмата

Приехала ради детей

С землячкой Исмата по имени Рая я познакомилась у одного из крупных книжных магазинов в центре Москвы. Она мыла снаружи огромные окна. Встретиться договорились на следующий день.

Рая из Киргизии
До приезда в Россию Рая была домохозяйкой
Оказалось, что у Раи трое детей. До приезда в столицу России она была домохозяйкой. Идею поехать в Москву подала ее сестра, уже ступившая на "мигрантскую" тропу.

Она и мужа Раи убедила отпустить ее в Москву, и на работу Раю устроила. Сначала на кондитерскую фабрику, а потом уборщицей в книжный магазин. Люди здесь работают интеллигентные, относятся уважительно.

"Уборки иногда много, иногда поменьше. Работаю по семь дней в неделю. Иногда отпрашиваюсь у начальства, когда хочу встретиться с сестрой", - рассказывала Рая. "Конечно, скучаю и по детям, и по мужу. Но именно из-за детей и приехала. Хочу, чтобы они учились, получили хорошее образование", - подытожила Рая.

Вот только мыть окна в этом магазине скоро будут, наверное, другие мигранты. В октябре Рая уезжает домой. "Муж зовет", - сказала она.

Рассказ Раи

"Узбекский" вокзал в Москве

"Полное имя свое я вам не назову", - с этого началась наша беседа с молодым узбеком, представившимся Ильхомом.

Вот вы меня спрашиваете, как к мигрантам относятся русские. А вы лучше спросите, как сами мигранты относятся к своим землякам. Иногда те, кто приехал раньше, начинают делать деньги на тех, кто приезжает следом. Вот здесь уж настоящая эксплуатация начинается
Ильхом
Согласившись дать интервью, он вдруг неожиданно начал сам задавать мне вопросы: "Вот скажите, вроде жили все в одной стране, Советском Союзе, условия жизни везде были вроде бы одинаковые. А почему теперь в России жить лучше, чем в Узбекистане? Почему я должен ехать сюда, за тысячи километров, вместо того, чтобы работать дома, среди своих земляков?".

После такого потока риторических вопросов он рассказал, что ему в Москве повезло. Работает на большом предприятии, все документы у него в порядке. Живет в общежитии, коллектив на предприятии в основном женский. Обращаются очень хорошо.

Вместе с Ильхомом в Москву приехала и его жена. Своего малыша они оставили с бабушками в Узбекистане. Вот только супруга Ильхома в Москве заболела, у нее признали язву желудка. "Так что отправил ее домой", - сказал он.

И добавил: "А когда приехал провожать ее на вокзал, показалось, что я и не в Москве вовсе. Отовсюду слышалась только узбекская речь. Вот сколько здесь узбеков".

"И еще, - продолжал Ильхом, - вот вы меня спрашиваете, как к мигрантам относятся русские. А вы лучше спросите, как сами мигранты относятся к своим землякам. Иногда те, кто приехал раньше, начинают делать деньги на тех, кто приезжает следом. Вот здесь уж настоящая эксплуатация начинается".

Таксист поневоле

Мигранты из Тажикистана - это не только таджики, но и живущие там узбеки.

Узбекский продавец мороженого Алиджон
Алиджон за 8 лет в России купил на родине машину, построил дом и женился
Один из них, Алиджон, торгующий мороженым на одной из окраин Москвы, рассказал мне, что за 8 лет работы в России он добился всего, чего хотел - купил на родине дом и машину, женился. "Каждый год езжу домой, поработаю еще немного, потом вернусь насовсем", - пообещал Алиджон.

Другой мой собеседник, молодой таджик, представившийся Санджаром, сказал, что приехал в Москву вслед за своими двоюродными братьями. Они помогли ему купить подержанную машину. Все долги вернул всего за три месяца работы, рассказывал Санджар.

Родители были против его поездки в Москву, так как он - единственный сын. Но двоюродные братья уговорили, и теперь Санджар - таксист.

Вот только улицы в Москве знает еще плохо. "Некоторые клиенты очень хорошие, сами показывают, как проехать, да еще про достопримечательности рассказывают", - поделился Санджар.

"Есть, конечно, и неудобства. В часы пик работать почти невозможно, в это время сплю прямо в машине. Ну и с гаишниками лучше не ссориться, конечно", - дипломатично отмечает Санджар.

Самым привлекательным в работе таксиста он считает то, что сам себе хозяин. "И вообще за это время я стал другим человеком, - заключает Санджар, - повзрослел, стал спокойнее, рассудительнее".

Самым важным приобретением он считает нажитый в Москве жизненный опыт.

"Вечный мигрант"

Удалось мне поговорить и с таксистами поопытнее. Один из них назвался Михаилом. Он армянин родом из Грузии. Другой - по имени Али, родился и вырос в Азербайджане.

Таксист Али
Таксист Али считает себя даже больше русским, чем азербайджанцем
Оба оказались в Москве еще в советское время после службы в армии. Тогда еще не существовало понятия "лицо кавказской национальности". Было им в те годы по 20 с небольшим.

Женились на русских, у обоих есть дети. Как говорится, пустили корни, обзавелись российскими паспортами. "Но своими нас так и не признают", - говорит Али.

Он явно нервничает, когда вспоминает, как часто и несправедливо его задерживают и гаишники, и милиционеры только потому, что он кавказец. "Я, может быть, в душе больше русский, чем азербайджанец", - говорит Али.

"Я люблю Россию, и сыновей своих воспитываю патриотами. Хочу, чтобы они в армии российской служили. Все, кто знает меня, относятся с большим уважением. Я - профессиональный таксист, знаю Москву со всеми ее улицами и закоулками, клиенты всегда довольны. Вот только устал от того, что несмотря на все это, для большинства моих земляков я, наверное, навсегда останусь чужаком," - заключил Али.

Таксист Али о вечном мигрантстве

Его коллега по шоферской баранке Михаил показал мне нож, с которым он не расстается.

Таксист Михаил
Михаил никогда не расстается с ножом под сиденьем автомобиля
По его словам, после нескольких случаев, когда его жизни угрожала опасность, он предпочитает всегда держать его под сиденьем в машине. "Напасть могут скинхеды, либо просто подвыпившие молодые люди, - говорит он.

На мой вопрос: "А уехать вы не хотите?", - Михаил сказал, что уезжать уже некуда, на родинеу него не осталось ни родных, ни друзей. "И вообще от Грузии скоро, наверное, останется одно воспоминание," - заключил мой собеседник.

Михаил об опасной жизни гастарбайтера

Остров в океане Москвы

Лично у меня в памяти навсегда останется тот маленький "островок" у одной из станций московского метро. Он существовал среди россыпи киосков и магазинов, торгующих всякой всячиной.

За прилавком в продуктовом магазине работала узбечка по имени Лола. Она так и не решилась дать мне интервью. Напротив в одном из овощных киосков работала молодая женщина из Кыргызстана, а в соседнем киоске заправляли грузины - один мужчина и двое женщин. Они тоже не захотели откровенничать.

Одна из них сказала, что рассказала бы о себе, если бы сидела на большом чемодане. И это было еще до начала войны в Южной Осетии. Рядом собирал мусор молодой дворник из Узбекистана по имени Зафар.

В тени киосков сидели рядком на табуретках водители из Азербайджана, они перевозили грузы для владельцев киосков. Этот пестрый мигрантский островок мирно плыл в московском океане, окатываемый волнами вечно спешащих москвичей. И сколько таких "островов" раскидано в нынешней России...




 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги