БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: среда, 20 февраля 2008 г., 12:49 GMT 15:49 MCK
Гайдар: после Кастро Кубе грозят реформы
Егор Гайдар
Одним из важнейших результатов деятельности Фиделя Кастро, как бы ни относиться к тому, что он делал на Кубе, было то, что Латинская Америка перестала быть полуколонией Соединенных Штатов. И обратно в эту реку уже никак войти невозможно
Егор Гайдар

Бывший премьер-министр России и глава Института экономики переходного периода поделился с корреспондентом Русской службы Би-би-си Кириллом Сухоцким своим видением возможного развития событий на Кубе после объявления об уходе в оставку Фиделя Кастро.

Би-би-си: Егор Тимурович, сейчас после отставки Фиделя Кастро некоторые наблюдатели говорят, что, может быть, сейчас новое руководство, будь то Рауль Кастро или кто-то другой, начнет экономические реформы. Насколько вероятен такой вариант развития событий?

Егор Гайдар: Я думаю, что он практически неизбежен. Вопрос в том, когда начнутся экономические преобразования на Кубе, кто их будет проводить и в какой последовательности. То, что существующую экономическую и политическую систему, которая в очень большой степени была связана с личностью Фиделя Кастро, в неизменном виде сохранить не удастся, я практически уверен.

Би-би-си: А почему, ведь она существовала 49 лет? А сейчас Венесуэла со своей практически бесплатной нефтью продолжает поддерживать кубинский режим...

Е. Г.: Она просуществовала 49 лет потому, что Фидель Кастро был Фиделем Кастро. Это был один из самых ярких - как бы к нему ни относится - политиков второй половины ХХ - начала XXI века. Такие политики создают конструкции, которые без них неустойчивы, нежизнеспособны. Я не говорю о том, что нечто может произойти сегодня-завтра или даже на протяжении следующих месяцев. Но то, что в среднесрочной перспективе, в течение лет пяти, на Кубе произойдут серьезные изменения - у меня нет никаких сомнений.

Би-би-си: Произойдут ли изменения для российско-кубинских экономических отношений, которые все-таки были довольно сложными после того, как Советский Союз прекратил помощь Кубе?

Е. Г.: Я думаю, что нас эта проблема волнует в меньшей степени, чем многие другие страны, которые просто по торговому потенциалу, взаимодействию с Кубой в силу географического положения, в большей степени заинтересованы в том, что будет происходить. Нас, конечно, интересует судьба огромного кубинского долга Советскому Союзу, который кубинское руководство отказывалось погашать или даже обсуждать. Ясно, что в рамках любого варианта развития событий неизбежна реструктуризация долга, вероятно частичное списание, но наши шансы на то, что хотя бы часть денег, которые СССР, по существу, безвозвратно одалживал Кубе, удастся получить в новых условиях - они возрастают.

Би-би-си: Может ли здесь повториться такая ситуация, как было с Ираком, когда Россия списала Ираку долг в обмен на возможность новых контрактов в этой стране?

Е. Г.: Это вопрос гаданий. Я бы хотел подчеркнуть одно: обсуждать вопрос о долгах Советскому Союзу и, соответственно, России, с прежним руководством Кубы было бессмысленно. Обсуждать его с руководством, которое сформируется в течение пяти лет, другое дело.

Би-би-си: Насколько российскому бизнесу сейчас вообще интересны инвестиции в Кубу?

Е. Г.: В ограниченной степени. Просто потому, что очень далеко. Есть законы внешней торговли, они определяют, например то, каков объем взаимного торгового оборота. Он зависит от нескольких факторов, из которых географическая близость, конечно, является самым важным. Мы, все-таки географически очень далеки от Кубы. А Соединенные Штаты - очень близко.

Би-би-си: Российские бизнесмены заинтересованы в инвестициях в Венесуэлу, по Вашему мнению, Куба менее привлекательна?

Е. Г.: Инвестиции в Кубу, это, в первую очередь, инвестиции в туризм. Конечно, еще - в сахар, в никель. Но в первую голову, это, конечно, туризм. И я не могу сказать, что это - наше сильное преимущество.

Би-би-си: А американские инвесторы действительно массово придут и обрушат целый дождь долларов?

Е. Г.: Если будет снято эмбарго, если на Кубе будет хотя бы минимальный уровень политической стабильности, предсказуемый и понятный режим, без всякого сомнения, поток американских инвестиций, поток роста внешней торговли между Кубой и США, будет очень большим, очень динамичным. И это, конечно, станет одним из важнейших факторов резкого ускорения экономического роста Кубы.

Би-би-си: Вместе с этим, это и размоет существующую политическую систему на Кубе...

Е. Г.: Для того, чтобы этот приток инвестиций пришел, она, собственно, должна трансформироваться. Без этого никак невозможно.

Би-би-си: Я несколько раз был в Гаване и не раз встречался с точкой зрения, что вот нам не нравится Фидель Кастро, но кубинская диаспора в Майами нам не нравится еще больше. Вам не кажется, что будет какое-то противостояние этому потоку денег? Либо в принципе: деньги покупают все?

Е. Г.: Это - реальная угроза. Просто надо понять, что кубинских диаспор, по крайней мере, две. Диаспора сильно разделена. Есть та часть диаспоры, которая абсолютно реалистична, которая мечтает об одном: о свободной, демократической, стабильной, динамично развивающейся Кубе, а отнюдь не о возвращении своих плантаций... Она понимает, что в каком-то виде вопрос реституции потребует решения, но именно в "каком-то виде" и постепенно. Не обязательно в натуре, а с течением времени. И это - та часть диаспоры, которая думает именно о Кубе, а не о своих плантациях. Она влиятельна. Но есть, к сожалению, другая часть диаспоры, которая думает о том, что, если режим упадет, то нам - все немедленно и сейчас. Это, на мой взгляд, очень опасно.

Би-би-си: Чем это может быть чревато?

Е. Г.: Тем, что на свободных демократических выборах - следующих после того, как сменится режим, придут к власти коммунисты и снова перераспределят собственность. Что вряд ли будет полезно для стабильности экономического роста.

Би-би-си: А до революции, во времена Батисты, Куба считалась чуть ли не такой американской колонией в Карибском море. Вам не кажется, что в какой-то среднесрочной перспективе все может вернуться опять к этому?

Е. Г.: Нет, не кажется. Не Куба была американской полуколонией. Латинская Америка была американской полуколонией. И одним из важнейших результатов деятельности Фиделя Кастро, как бы ни относиться к тому, что он делал на Кубе, было то, что Латинская Америка перестала быть полуколонией Соединенных Штатов. И обратно в эту реку уже никак войти невозможно.



ССЫЛКИ
Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов


 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги