Skip to main contentAccess keys helpA-Z index
BBCRUSSIAN.COM
БИ-БИ-СИ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
Украинский
Азербайджанский
Узбекский
Киргизский
Остальные
Обновлено: пятница, 23 сентября 2005 г., 17:38 GMT 21:38 MCK
Полтора века варягов
Александр Коляндр
Лондон

Бакинские промыслы, открытка 1990-х годов
Баку стал нефтяным Клондайком в конце XIX века (открытка 1900-х годов)
Все началось с крупного контракта на поставку винтовок для русской армии, а вылилось в одну из крупнейших в мире нефтяных индустрий.

В 1873 году Людвиг Нобель, младший сын того самого Нобеля, именем которого названа премия, отправился на юг России в поисках древесины для производства винтовочных прикладов. Там он прослышал про Баку, где нефть, которую тогда начали добывать в Америке, буквально текла по поверхности земли. Все, что у него было, Нобель-младший вложил в нефтяные месторождения, основав таким образом нефтяную империю "Братья Нобели".

Вскоре за ним последовали и другие - русские и иностранцы. "Русские нашли новую нефть, а великая фирма "Нобель" привезла громадную немецкую машину, чтобы засыпать часть моря и начать бурить нефть", - рассказывает герой романа "Али и Нино" Курбан Саида о Баку перед Первой мировой войной.

Более 100 лет Россия никак не могла определиться раз и навсегда, нужны ли ей иностранцы в нефтяной индустрии. Маятник качался от полного открытия рынка для иностранцев в начале ХХ века до социалистической национализации, а затем, в годы НЭПа, - опять к иностранным концессиям.

Как и в Персии, Мексике или Саудовской Аравии, предмет торга был прост и ясен - недра в обмен на технологии и капиталы. И хотя желание контролировать природные запасы зачастую одерживало верх, жажда новых методов добычи и управления вынуждала правительства обращаться к "варягам".

Без чужих

Бакинские промыслы, открытка 1990-х годов
Отношения власти и иностранных инвесторов не всегда просты
Сегодня, по усредненным оценкам, иностранные компании добывают до трети всей российской нефти. И вряд ли им удастся существенно увеличить эту долю - в союзе ли с госкомпаниями, самостоятельно или при помощи частных российских фирм.

Как представляется, сегодня Кремль не готов еще ответить на вопрос, что ему в будущем делать с нефтяными запасами и иностранцами, жаждущими их разрабатывать.

С началом приватизации на российский рынок пришли мелкие иностранные компании, покупавшие доли в нефтедобывающих "дочках" зарождавшихся нефтяных гигантов.

К концу 1990-х годов на сцене появились крупные игроки. Пока Royal Dutch/Shell завершал переговоры с государственным "Газпромом" об инвестиции в 1 млрд. долларов, British Petroleum решил попытать счастья в союзе с частным бизнесом.

Глава ВР лорд Браун в присутствии британского премьера Тони Блэра подписал контракт о покупке 10% нефтекомпании "СИДАНКО", принадлежащей Владимиру Потанину. Заплатив 571 млн. долларов, ВР оказалась через год в самом центре войны олигархов, жертвой которой она вскоре и пала, списав инвестиции в потери.

"Ни одна из новых российских нефтяных компаний не хотела по-настоящему партнерских отношений с иностранными крупными нефтедобытчиками, а иностранный акционер, добивавшийся влияния на принятие решений или управление компанией, рассматривался как досадная помеха", - вспоминает обозреватель "Коммерсанта" Дмитрий Бутрин.

Все - в Россию!

При том, что первый опыт иностранцев на российской нефтяной ниве был обескураживающим, сегодня ни одна из крупных мировых компаний, ведущих транснациональную добычу, не может себе позволить не думать о России.

Бакинские промыслы, открытка 1990-х годов
Как и 100 лет назад, русская нефть привлекает иностранцев
Растущие цены на нефть и снижающиеся объемы запасов вынуждают иностранцев присматриваться к российским нефти и газу. Их основной козырь - современные технологии и методы управления, которых нет у российских частных и госкомпаний.

В крайних случаях, как, например, в оффшорных проектах в Баренцевом море и у берегов Сахалина, где требуются вложения и методы, которыми Россия не обладает, Москва пошла на режим СРП (соглашения о разделе продукции), при котором налоговые отчисления фиксируются еще до начала бурения как своего рода страховка от непредсказуемости изменений законов и отношения власти.

Но такие соглашения - скорее исключение, чем правило. Москва сегодня готова привечать иностранных инвесторов на правах младших партнеров в проектах, прямо или косвенно контролируемых государством.

Игра по правилам

Мало-помалу иностранцы выучились понимать правила игры.

Перед тем, как объявить об участии в аукционе на покупку госпакета крупнейшей нетфекомпании России "ЛУКОЙЛ", глава американской компании ConocoPhillips встретился с президентом Владимиром Путиным.

А когда российские налоговики предъявили претензии компании ТНК, партнеру ВР в России, в Кремль - "обсудить инвестиционные перспективы" с президентом - отправился глава британской компании лорд Браун.

Сегодня Кремлю по душе скорее иностранные инвесторы, чем независимые национальные частные компании.

"Кремль заинтересован в том, чтобы крупных независимых субъектов в стратегических отраслях, к коим относят нефтегазовую отрасль, попросту не было. А иностранцы для развития отрасли крайне желательны - они приносят инвестиции и новые технологии, но их участие, с точки зрения Кремля, необходимо жестко ограничить, скажем, 25%" - полагает Вадим Малкин, директор аналитического центра Russian Axis.

Весной 2005 года президент Путин призвал разработать законы, ограничивающие участие иностранцев в стратегических отраслях российской экономики.

Так что иностранцам не стоит надеяться, по крайне мере, сегодня, на главные роли в российской нефтяной индустрии.

Но огромные нефтегазовые резервы России все равно манят к себе иностранных инвесторов и нефтедобытчиков. Даже если самое большее, на что они сегодня могут рассчитывать, - это роль "младшего брата" в совместных проектах.



 

Русская служба Би-би-си – Информационные услуги

Главная | В мире | Россия | Экономика | Наука и техника | Люди |
Культура | Британия | Аналитика | Вам слово | Мир в кадре | Learn English | Радио | Партнеры